Последние новости

Встреча с королем Валдайской тайги

В Валдайском национальном парке начинается полная весна, скоро березовый лист пойдет в рост. А значит, закончатся глухариные тока, которыми знаменита Новгородская область. Надо спешить, для того чтобы посетить ток, услышать щелканье, "точение", хлопанье крыльев лесного гиганта из мира птиц. 
Можно долго читать описание глухариного тока, изучать теорию по умным статьям зоологов и записям голосов. Но лучше всего, если рядом с наблюдателем будет опытный проводник и наставник. Тогда таинство утреннего тока останется в памяти навсегда.
Еще ночь, сквозь еловые лапы чуть-чуть проблескивает луна и в кромешной тьме ничего не видно. Мы с Валерием Петровым, инспектором охраны природы парка, пробираемся через старый сосняк к небольшому моховому болоту. Под ногами предательски хрустят уже успевшие высохнуть лишайники, ломаются тонкие веточки и Валерий грозит прямо перед моим лицом сжатым кулаком, да так чтобы во тьме его жест был предельно ясен. 
Шаг в шаг, тихо и осторожно, очень осторожно, с пятки на носок – одновременно требует и умоляет он. Я собираю в кулак весь свой опыт многолетних хождений по лесам и болотам, держу равновесие, но камера со штативом мешает. Не снятые по неопытности шейные ремни камеры и телеобъектива – “пятисотника” как крючки цепляются за ветки, похлопывают голенища болотных сапог, стучит сердце.  Мне кажется, что я произвожу ужасный шум. Останавливаемся, я привожу в порядок сапоги и снаряжение,  наша пара замирает, как неподвижные соляные столбы.
Абсолютная тишина. Небо чуть светлеет, становятся различимы верхушки сосен. Внезапно раздается тихий щелчок, как будто одна сосновая ветка ударилась о другую. А потом еще один из другого места, а потом еще. Внезапно я понимаю, что мы в центре тока и вокруг распеваются глухари. Теперь главное – не шуметь и не спешить. 
Войдя в раж брачной песни, глухарь начинает издавать после серии щелчков звук, который обычно называют  “точением”.  Он отдаленно похож на шум точильного камня при контакте с металлом.  Длится он несколько секунд и именно в это время глухарь не слышит или не обращает внимания на звуки окружающего мира. Надо успеть сделать один или два, иногда три шага до окончания этой песни. 
Если ошибся, то глухарь замолкает. Надо подождать и совсем не шевелиться, даже если находишься в самой неудобной позе. Тогда есть шанс, что песня зазвучит снова. Такая вот игра “На месте замри” с всеслышащим строгим судьей. При повторной ошибке птица часто улетает. Получается, что ты “подшумел” ток и больше сегодня, а то и завтра счастья на нем можно и не пытать. 
Вокруг нас по краю болота поют 14 глухарей, им отвечают две глухарки, на подпевке серая неясыть.  За полтора часа мы смогли подобраться к одной птице, сидящей на фоне светлого неба. В телеобъектив видно, как щелкает клюв, как вертится на ветке глухарь, посылая сигналы потенциальной подруге во все стороны света.  Хвост расправляется, как у павлина, алым цветом горят красные брови, отблеск рассвета горит в глазах. Это очень красивое и величественное зрелище, но длится оно недолго – я снимал только полчаса, затем глухари стали планировать к земле, где за болотными соснами ток сопровождался громким хлопаньем крыльев. Начался турнир, видеть который я не смог.
На следующий день был уже другой ток, а потом еще один. Всего в Валдайском национальном парке по данным учета 66 токов – рассказывает Евгений Филиппов, руководитель службы охраны наземной фауны парка. Именно его инспектора помогли мне начать знакомство с валдайскими глухариными токами, исследование которых я надеюсь продолжить.
Андриан Колотилин