Сохранить и преумножить

Уже более ста лет в России развивается сеть особо охраняемых природных территориях (ООПТ), охватывающая все природно-климатические зоны страны. Пожалуй, не встретишь человека, который не знал о наших заповедниках, об их вкладе в дело спасения многих самых известных видов животных, сохранения уникальных и эталонных экосистем.

Предназначение заповедников – навечно сберечь от всепроникающего влияния человека лучшие образцы природы на основе принципов, сформулированных отечественными основоположниками заповедного дела В.В. Докучаевым, И.П. Бородиным, Г.А. Кожевниковым другими выдающимися учеными.

Официальная история заповедного дела России началась в Сибири, и во многом этому способствовала деятельность постоянной природоохранительной комиссии Императорского Русского географического общества. Первый в России Баргузинский заповедник появился на Байкале в 1916 г. В это же время начал свою работу заповедник «Кедровая падь» под Владивостоком. В советский период первыми создаются Астраханский, Ильменский, Воронежский, Кавказский заповедники. На протяжении всей своей истории заповедники пережили немало драматических периодов, связанных с их расформированием, урезанием и хозяйственным использованием охраняемых площадей, но несмотря на все вызовы и невзгоды они выстояли благодаря героической борьбе своих истинных защитников – борцов, посвятивших себя высшим идеалам спасения всего живого на планете. Ныне количество заповедников перевалило за сотню, ими гордятся, приводят в качестве неоспоримого критерия экологической культуры общества, возлагают решающую роль в деле сохранения национальных природных богатств и красот.

Национальные парки в нашей стране получили развитие гораздо позже (с 1983 г.), но именно они имеют большие перспективы развития. Выполняя роль дублеров (спутников) заповедников, они сочетают природоохранные и эколого-рекреационные и просветительские функции. Среди них и Валдайский национальный парк, созданный в мае 1990 года, ставший двенадцатым подобным природоохранным учреждением в стране. Ныне он решает ответственные задачи по гармоничному развитию рекреационно-туристической деятельности с учетом всех необходимых экологических требований в наиболее живописном ареале в центре российского межстоличья.

Не следует забывать и о многочисленных заказниках, создаваемых обычно без отчуждения земель для сохранения отдельных популяций животных и растений, допускающих регламентированные, не противоречащие их основным целям, формы природопользования. Именно на них ложится основная функция «зеленых коридоров» по обеспечению территориальной связи между популяциями животных, нуждающихся в обширных участках обитания, предотвращающих их изоляцию в регионах с интенсивной хозяйственной деятельностью.

Ныне карта России густо покрыта множеством самых разных ООПТ, их количество год от года возрастает и в этом видится залог их поступательного развития. Но автору этих строк, наверное, как и любому ветерану заповедного дела, особенно памятны эпизоды самых первых своих работ, начавшихся более сорока лет назад.

Сейчас трудно поверить, насколько престижной, достойно оплачиваемой и интересной была научная работа в заповедниках в то время. Далеко не каждому выпускнику даже ведущих университетов страны выпадала удача стать научным сотрудником в них.

Существовал строгий отбор и негласный испытательный срок, в течение которого претендент на научную работу обязан первоначально поработать лесником или разнорабочим, прежде чем заняться любимым делом. Убогость бытовых условий никто из начинающих ученых не считал серьезной проблемой.
Мое первое заповедное «крещение» состоялось далеко от Валдая, на отрогах западного Тянь-Шаня в Чаткальском заповеднике в Узбекистане. Этот заповедник носил приставку «горно-лесной», поскольку был призван сохранять ценные можжевеловые леса (арчевники), а вместе с ними интереснейшую фауну: тяньшанского бурого медведя, сурка Мензбира, снежного барса, горного козла, черного грифа, беркута и многих других животных.
Живописная дорога в горы до сих пор свежа в моей памяти. Поначалу она пересекала чересполосицу полей, фруктовых садов и виноградников, сменяемых сухими пастбищами-адырами. Впереди быстро приближаются горные склоны, и вот уже равнина превращается в долину Башкызыл-сая, сжимаемую крутым ущельем. Зелень кустарников и деревьев, красно-серые камни, желтый песок, пенно-голубая лента речных вод внизу и чистое небо над головой: от такого калейдоскопа ярких красок кружилась голова. Таковым было мое первое впечатление о настоящих горах.

Горы, как и болота не страшили меня, а наоборот, несказанно влекли своими тайнами. Знакомство с горами, своеобразными антиподами болот, помогло осознать их общее важное качество – быть последними убежищами дикой природы под глобальным натиском человека.

… Минули годы, десятилетия. Я продолжил изыскания в болотных дебрях Верхневолжья, участвовал в создании Полистовского и Рдейского заповедников, работал в Завидове и на Валдае, но первое свидание с заповедной природой навсегда осталось самым ярким в моей памяти.

Желаю молодым поколениям сотрудников заповедников и национальных парков видеть, ценить и бережно хранить самое прекрасное достояние нашего отечества.

Автор: ведущий научный сотрудник В.И. Николаев

Поделиться
Класснуть
Вотсапнуть
Отправить