Водные магистрали

С древнейших времён реки и озёра играли исключительную роль в жизни людей. Они оказались важнейшим фактором, способствующим заселению и освоению территории Северо-Запада, развитию истории обширного региона.

Новгород. Волховсий мост.

Издание книжного магазина И.И.Доррера. 1910 г.

Вид с Кремлевской стены. Справа - часовня Чудного Креста (не сохранилась), напротив нее - домик служителей. Мост построен по проекту инженера К.Я.Рейхеля в 1825 - 1830 гг., перстроен в начале XX столетия. Разрушен в годы войны.

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник


Реки Волховско-Ильменского бассейна входили в систему знаменитых водных путей – Волхово-Волжского и Волхово-Днепровского («из варяг в греки»), играли исключительную роль в развитии экономики Древней Руси на протяжении IX-XI веков. Новгородские водные пути выводили международные связи через Балтику и Финский залив на речные дороги Древнерусского государства, имевшие исключительное значение в условиях обширных, часто заболоченных пространств и непроходимых лесов.

Новгород, стоявший у истока Волхова, соединённый с Ладожским озером и имевший выход на Балтику и Волгу, широко использовал своё выгодное географическое положение. С перекрёстка его водных путей купеческий люд не только Руси, но и зарубежного Запада добирался до Каспийского (Хвалынского моря), Закавказья и Персии.

Древнейший торговый путь варягов из Скандинавии в Константинополь проходил по Финскому заливу, реке Неве, Ладожскому озеру, реке Волхов, озеру Ильмень, по рекам Ловати, Западной Двине и далее по Днепру до Чёрного моря.

Вот как описывается в «Повести временных лет» - летописи XII века – эта круговая водная дорога: «…бъ путь изъ Варягъ в Греки и изъ Грекъ по Днъпру, и верхъ Днъпра волокъ до Ловоти, и по Ловоти внити в Ылмерь озеро великое, из него же озера потечеть Волховъ и вътечеть в озеро великое Нево, и того озера внидеть устье в море Варяжьское. И по тому морю ити до Рима, а от Рима прити по тому же морю ко Царюгороду, а от Царягорода прити в Понтъ море, в не же втечет Днъпръ ръка». В переводе академика Д. С. Лихачёва с древнерусского языка это звучит так: «…Был путь из Варяг в Греки и из Грек по Днепру, а в верховьях Днепра волоком до Ловоти, а по Ловоти можно войти в Ильмень, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское. И по тому морю можно плыть до Рима, а от Рима можно приплыть по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда можно приплыть в Понт море, в которое впадает Днепр река».

Как видно из текста, торговые пути проходили через систему волоков. Густая речная сеть и плоские водоразделы Русской равнины позволяли новгородцам сравнительно легко перебираться из одной реки в бассейн другой. Места, где суда перетаскивали по суше через водоразделы, назывались волоками и органически входили в состав водных путей. Волоки были наиболее трудными звеньями сообщений. Товары с судов перегружались на сухопутный транспорт. Огромные усилия тратились на то, чтобы перетащить суда по суше, хотя и существовало для этого много приспособлений – колеса, катки, волокуши. При большинстве волоков возникали поселения. Местные жители обеспечивали транспортировку грузов на этих участках, строили суда.

В глубокую древность уходят и попытки строительства соединительных и обходных каналов. Пороги и водоразделы всегда были «узким местом» на водных путях Древней Руси. Выгружать с судна товары, волоком перетаскивать все в соседнюю реку или обходить грозно шумевший порог было нелегко. Лихие люди не дремали, подкарауливали в засаде купцов возле порогов и волоков.

В 1133 году сын посадника города Ладоги Иванко Павлович надумал связать реку Полу через озеро Стерж с Волгой. «6641 года месяца июля дня почах рыти реку сию…» - выбил предприимчивый ладожанин на каменном кресте, который был установлен на месте работ возле оз. Стерж.

В XIV веке новгородские купцы пытались прокопать канал, чтобы соединить Волгу через оз. Селигер с притоком реки Полы – Щеберихой. Однако ни одна из этих работ не была доведена до конца. Слишком трудоёмкими они были для того времени.

От естественного центра новгородской земли – озера Ильмень – во все стороны вели речные пути, которые при помощи волоков выводили новгородцев в дальние земли. Так, Мста была связана волоками с Мологой, Волгой, а Ловать - с Западной Двиной и Днепром. До сих пор память о волоках сохранилась в названиях многих поречных селений (Волок, Волочек и т. д.). Водные пути позволили Новгороду на протяжении нескольких веков русской истории быть одним из важнейших северо-западных центров международной и внутренней торговли, выступать в роли активного посредника в торговых отношениях Запада с Востоком, Европы с Азией. Политические акции, торговые дела, военные походы так или иначе осуществлялись при участии речного и морского флота новгородцев.

В историографии длительное время дискутируется вопрос о типах судов, которые плавали на Балтике и заходили во внутренние воды Древней Руси. По мнению шведского археолога Э. Нюлена на Балтике применялись плавсредства типа «море-река». Они должны были легко и быстро передвигаться как на вёслах, так и под парусом, без особых затруднений переволакиваться через водоразделы и при этом иметь достаточные размеры и грузоподъёмность для морского плавания. К таким судам исследователь относит судна размерами 8 метров в длину и 2 метра в ширину. Датский ученый О. Крумлин-Педерсен полагает, что суда, проходившие из Швеции через русские реки в Византию, были лёгкие и узкие, длиной до 12-16 метров. Это обеспечивало их маневренность при преодолении порожистых рек.

В IX – начале X веков на древнейшем торговом пути варягов возникают поселения ремесленников и торговцев. Немногочисленное варяжское население было быстро ассимилировано славянской колонизацией. Развитие хозяйства раннефеодальной эпохи оказало влияние на схему расселения, повторившую очертания важнейших объектов гидрографической сети, т. е. основных путей сообщения и водоёмов, используемых для рыбного промысла. Плотно заселялась Валдайская возвышенность, где моренные гряды обеспечивали лучшие условия дренажа.

В последующую эпоху одним из главных путей сообщений Новгорода с Низовскими землями был Селигерский путь. Летопись повествует о том, что монголы двинулись от Торжка на запад, к Селигеру, - Волгой и долиной р. Селижаровки.

Северная оконечность оз. Селигер.

Фото Т. Прокофьевой


Но в Новгород из Торжка добирались не только Селигерским путем. Был и другой путь, которым не воспользовались степняки. Это видно из летописного рассказа о «мирном» походе Ивана III на Новгород в 1475 году. Маршрут пролегал по реке Мсте на всем её протяжении. Исключение составляли пороги в среднем течении. Здесь маршрут спрямлялся руслами Хоринки и Волмы.

Река Мста.

Еще один вариант движения от Торжка к Новгороду – «Яжелбицкая дорога» - упомянут в летописном рассказе о походе Ивана III на Новгород в 1477 году. Тогда великий князь «шел от Торжьку на Волок, а оттоля шел меж Яжелобицкие дороги и Мсты». Это вовсе не означает направление современной дороги от Торжка до Новгорода через Валдай, Яжелбицы, Крестцы, Бронницы и далее, которое появилось позднее с открытием ямской гоньбы в XVI веке. П. П. Семёновов-Тяншанский связал направление Яжелбицкой дороги с движением через оз. Селигер.

Полновской плёс оз. Селигер

Фото Т. Прокофьевой

Н. В. Мятлев еще в 1914 году аргументировано обосновал весь маршрут Яжелбицкой дороги по озёрам и руслам рек от Селигера до Новгорода. По его мнению, путь начинался от северной оконечности Полновского плёса и шёл через цепочку небольших озер к оз. Вельё.

оз. Вельё

Фото Т. Прокофьевой

Расстояние между крупными водоёмами составляло 10 вёрст. В 2 верстах к северу от оз. Вельё располагалось оз. Уклейно. По данным писцовых книг на этом перешейке значилась деревня Переволока. В 5 верстах к северу от оз. Уклейно находилось оз. Плотишно, которое, в свою очередь, соединялось протокой с оз. Врусское. Из тех же письменных источников известно, что между этими озерами существовала еще одна деревня Переволока, равно как и в Городенском погосте у Врусского озера. Из Врусского вытекала речка, которая, пройдя оз. Моисеевское, образовывала реку Полометь.

Русло реки Полометь между деревнями Дворец - Акатиха в границах природоохранной территории. 

Фото В. Виноградова

Последняя - текла с юга на север, а у села Яжелбицы делала резкий поворот на запад.

Древнее село Яжелбицы Валдайского района Новгородской области на правом берегу реки Полометь. На горизонте - контуры Валдайской возвышенности.

Фото В. Рогоцкого

У этого поворота в Полометь впадала Ерынья, которая направлялась с севера и приближалась своим течением к реке Холове - притоку Мсты у д. Старое Рахино. В междуречье Ерыньи и Холовы располагалось несколько озёр, которые тянулись с юга на север на расстояние 7-8 верст. Самое известное из них – Ямное, находившееся в двух верстах от Старого Рахина. Еще в 1386 году сюда, на Ямно, новгородские посадники Василий Фёдорович и Григорий Якунович возили контрибуцию Дмитрию Донскому, который стоял здесь ратью. По Холове путь продолжался на север к её устью, а затем по Мсте к Новгороду.

Путь получил название «Яжелбицкого». Это подтверждается и берестяной грамотой № 390 второй половины XIII века, найденной во время археологических раскопок в Новгороде в 1961 году. На бересте описываются земельные участки в нижнем течении реки Холовы: «коняжь людьщико», что говорит о прохождении в этих местах большой княжеской дороги.

Третий вариант пути от Торжка до Новгорода предложен еще З. Ходаковским и подробно освещён Н. П. Барсовым. Со слов авторов, проходил он от северной оконечности Полоновского плёса через озёра Волоцкое, Долгое, Соминцево, Стромилово, Истошное к долине притока Полы реки Явонь. На Явони стоял Демон (Демянск). Далее путь лежал по р. Поле до Ильменя. В русских летописях этот путь назывался «Демонской дорогой», иногда «Деревским» или «Деревецким». Правда, последнее название обнаружено ещё в берестяной грамоте № 580, которая датируется второй половиной XIV века.

Четвёртый вариант установлен В. И. Колосовым – от Березовского погоста на Селигере через двухвёрстный волок к речке Щеберихе. Здесь, судя по переписным книгам Деревской пятины Новгородской земли конца XV века, находились сразу две деревни с одинаковым названием Переволока. Далее путь лежал через Молвотицы на Щеберихе до впадения этой реки в Полу.

Многие столетия торговые маршруты пересекали Ильмень, уходили далее вверх по Ловати, к волокам на Западную Двину и Днепр, по Поле – на оз. Селигер, на верхнюю Волгу. Водный путь к волжским городам проходил и по Мсте, но был чрезвычайно сложным из-за многочисленных и опасных порогов. По притокам Мсты через волоки добирались и до Белого озера и Сухоно-Двинского водного пути.

Первые упоминания Селигера в летописях встречаются в XII-XIII веках. Под 1216 год сообщается, что новгородцы «ходили Серегером на верх Волги». В XVIII веке существовало несколько проектов соединения озера с р. Полой и оз. Ильмень. Полново на Полновском плёсе известно с XII века как одно из поселений на путях между Волгой и Новгородом. До него грузы шли водным путем, затем до Рамушева на лошадях и далее снова на лодках. На одном из островов Полновского плёса располагается небольшая деревенька Старый Скребель, на восточном берегу, напротив неё, - более крупная, Новый Скребель. Обе они заселены потомками осташковских рыбаков, переселившихся сюда в поисках удобных ловель.

оз. Селигер

Фото Т. Прокофьевой

Оз.Селигер (Полновской плес)

Упомянутые реки и озёра оказали огромное воздействие на развитие торговли и заселение значительной территории новгородского края. Они продолжали играть важную роль в экономике Русского государства и в позднее средневековье.

Однако сведения о реках и озёрах долгое время нигде не фиксировались. Данные о характере берегов, фарватерах, мелях, порогах, очевидно, передавались из уст в уста от отца к сыну, от старшего брата к младшему, от умудрённого опытом путешественника менее осведомленному. И лишь с XVI века стали составляться «дорожники», в которых поверхностно приводились все основные сведения о реках. А в 1627 году была составлена «Книга Большому Чертежу» - пояснительный текст к карте Московского государства, содержащий подробнейшее по тому времени описание рек и озёр России.

Водные пути продолжали оставаться основным средством сообщения на Руси и в XVI-XVII веках. В отличие от сухопутных они не требовали ремонта. Вода послушно и безвозмездно несла вниз по течению любые тяжелые грузы. Подниматься вверх по реке было, конечно, сложнее. Но для этого существовало много способов. Дождавшись попутного ветра, можно было идти под парусом. Если же паруса не оказывалось или течение было слишком сильное, можно было идти на вёслах, бечевой, завозом. Для плавания завозом надо было иметь на судне два якоря на длинных и толстых канатах. Их поочередно завозили лодкой вверх по течению и, зацепившись ими за дно, подтягивались вперед. Скорость, естественно, получалась не бог весть какая. Но тогда ведь и время мерилось по-иному. Да и вряд ли в те времена можно было передвигаться быстрее по сухопутным дорогам Северо-Запада России. Весной в распутицу и дождливой осенью они становились практически непроходимыми. Летом путникам зачастую самим приходилось настилать гати через болота, наводить через многочисленные реки, сорванные половодьем мосты, рубить для этого лес.

Своеобразной вехой в судьбе водных путей стал XVIII век. Именно тогда они составили наиболее развитую и специфическую часть транспортной системы Европейской России. Функционирование её было направлено, прежде всего, на обслуживание новой столицы на Неве и главного морского порта – Петербурга.

Основу системы составил бассейн р. Невы (озёра Ильмень, Онежское, Ладожское, реки Свирь, Нева, Сясь, Волхов, их судоходные и сплавные притоки). В этом сложном комплексе озёрно-речных коммуникаций необычайно большим объёмом перевозок и в то же время тяжелейшими судоходными условиями выделялся Вышневолоцкий водный путь (от Рыбной слободы на Волге через соединительный канал между бассейном Волги и Балтийского моря в районе Вышнего Волочка, по Мсте, Ильменю, Волхову, Ладожскому озеру, Неве), являвшейся главной водной дорогой на Балтику из внутренних районов страны. Основные направления этого пути проходили через Новгородскую губернию.

На протяжении всего XVIII столетия Вышневолоцкую водную систему дополняли два старинных водно-волоковых пути. Первый проходил по системам рек Молога-Чагодоща-Тихвинка-Сясь-Ладожское озеро. Маршрут второго пути: Шексна-Белое озеро-Вытегра-Онежское озеро-Свирь-Ладожское озеро. В начале XIX века они превратились в известные водные магистрали – Тихвинскую и Мариинскую (будущий Волго-Балтийский путь) водные системы, соединившие Петербург с Волгой – самой важной дорогой России.

В первой четверти XVIII века преобразование водных путей впервые получило широкий размах и стало носить государственный характер. На тяжёлых работах использовался подневольный труд крепостных крестьян и горожан. Помимо создания Вышневолоцкого канала в 1709 году и канала в обход Ладожского озера в 1731 году на многих реках, входивших в систему судоходных и сплавных путей по направлению к Петербургу, благоустраивались отдельные участки, чистились дороги и перекаты, устанавливались водостеснительные стенки и струеотводные плотины, направлявшие сток воды в нужном для судоходства режиме.

В 60-е годы XVIII века был предложен обширный план реконструкции Вышневолоцкого водного пути, который горячо одобрили М. В. Ломоносов и многие передовые общественные деятели России. Предлагались многочисленные проекты улучшения судоходных условий в районе Волховских порогов. Но главное внимание было направлено на самый тяжелый участок пути – Мсту.

Во второй половине XVIII века Вышневолоцкий водный путь пополнился комплексом гидротехнических сооружений – плотинами, шлюзами, каналами, которые поддерживали необходимый для судоходства уровень воды. На Мсте была создана система водохранилищ. Когда барки шли из Вышнего Волочка, вода, выпущенная из Вышневолоцких шлюзов, держалась на заданном уровне еще 3-5 суток. И караваны судов могли беспрепятственно пройти по Мсте до устьев Березая и Увери, где пополнение мстинских вод происходило за счет Березайского и Уверского «водоскопов».

Несмотря на сложные условия судоходства, грузопотоки по Вышневолоцкому водному пути непрерывно нарастали. Так, если в конце 60-х годов XVIII века по нему проходило не более 2500-2700 судов разных типов, то с конца 70-х – начала 80-х годов XVIII века – не менее 4-5 тыс. судов. Движение осуществлялось караванами до сотни судов из разных мест.

В 70-е годы XVIII века водоснабжению Мсты было решено подключить воды оз. Селигер посредством сложной системы каналов, идущих от оз. Вельё. Постройка «водопровода» началась в 1779 году, но вскоре была приостановлена. И лишь в 1795-1797 годах строительство вновь возобновилось. Первая очередь канала была пущена в эксплуатацию в 1805 году.

Вышневолоцкий водный путь вплоть до 40-х годов XIX века оставался вне конкуренции. В 1841 году современники писали: «Вышневолоцкая система, старейшая из всех искусственных водяных сообщений России…образует ныне важнейший путь для доставки в Санкт.-Петербург внутренних произведений с Волги, Оки и Камы, из отдаленнейших стран империи».

Постепенное снижение интенсивности Вышневолоцкой водной системы началось с середины 40-х годов XIX века. Это было вызвано постройкой шоссе Москва-Петербург. Тем не менее, еще несколько лет действовал канал. И лишь после открытия железнодорожной магистрали Москва-Петербург в 1851 году перевозка грузов по старинному водному пути резко пошла на убыль. Однако полностью транзитное движение по Вышневолоцкой водной системе прекратилось лишь в конце XX века. Цнинский канал в районе Вышнего Волочка был преграждён перемычкой.

Функционирование Вышневолоцкой, Мариинской и Тихвинской водных систем сыграло важную роль в развитии Северо-Запада, в расширении использования многих малых рек, которые стали незаменимыми подъездными путями к водным магистралям. С давних времён по малым рекам сплавляли лес, проводили незагруженные речные суда с мест строительства, лодки с товаром.

В 1810 году были опубликованы первые «Правила для сплава лесов россыпью по малым речкам и озеркам Новгородской губернии, впадающим в судоходные». С тех пор многие десятилетия малые реки служили большими дорогами Новгородчины. Взять, к примеру, реку Явонь – правый приток Полы. Для древнего Новгорода она являлась одним из звеньев водного пути на Волгу. По Явони судами поднимались к озеру Вельё, затем их волоком перетаскивали на озеро Селигер и далее по речке Селижаровка плыли в Волгу.  

 

   

               Долина реки Явонь.                                                оз. Вельё  

  

    оз. Селигер                                                                      Волговерховье


Все привалдайские речки тяготеют к Селигеру, а Явонь - к Ильменю. Если верить былине, то Явонь текла прежде на юг, к Волге. На север, к Ильменю, её повернул Илья Муромец. Занедужив на двухсотом году жизни, он поехал испить воды из животворного ключа к Селигер-озеру. Однако сил у него не прибавилось. И тогда написал Илья Муромец берестяную грамоту Василию Буслаеву и наказал ему стеречь поля и дубравы русские, завещал свой булатный меч. Отнести грамоту в Новгород упросил Илья Муромец звеневшую неподалеку весёлую речку Явоньку. Послушалась Явонь и повернула на север. Быстро побежала она лесом между холмами, пока не повстречала Полу. С тех пор Явонь и впадает в Полу. Текла ли эта река когда-нибудь к Волге? Не исключено, так как направление стока Явони могло меняться. Ведь рекам Волховского бассейна приходилось беспрестанно приспосабливаться к падению уровня Приильменского озерно-ледникового водоёма. Об этом красноречиво говорят оставшиеся в современном рельефе сухие лощины, которые заканчиваются тупиками, и слепые рукава, и не всегда понятные изменения в направлении течения рек.

По мнению демянских краеведов древние водные пути, в том числе и «Серегерский», были напрямую связаны с Явонью. Об этом свидетельствует находка клада куфических монет арабского чекана VII-VIII веков, обнаруженных в 1833 году близ Демянска, а также финно-угорская гидрооснова названия реки – «река поступления товаров». Местные исследователи считают, что водный путь пролегал от Торжка реками Тверцой и Осучой до оз. Селигер и по нему - до Полонова (Полнова). Далее он шёл по протоке (полою) к оз. Васильковскому и от него - к оз. Девятовскому (прежнее название Долгое). От оз. Девятовское добирались по усыхающему летом руслу речки Волоченке (длина 14 км.) до оз. Клинского. Отсюда уже путь лежал к оз. Источенское, а от него по короткой протоке - в реку Явонь. Далее Селигерский путь шёл до д. Костьково, отсюда сворачивал к речке Полометь и по ней выходил к летописному Игнач кресту.                   

                                                                                                                             

Река Полометь.

 

Игнач крест.                                                                   

 

Здесь он пересекался с Яжелбицкой дорогой, и оба пути вели прямо к Новгороду по цепочке малых озёр: Великое (Великодворское), Грабиловское, Глазочек, Глуботце и Ямное. От д. Старое Рахино сообщение шло по самому короткому волоку в 200 метров к р. Холове, по ней в реку Мста и далее в оз. Ильмень.

В начале 30-х годов прошлого века инженеры-электрификаторы предлагали построить каскад гидроэлектростанций, соединив водные ресурсы верхней Волги и Западной Двины на крутом склоне к озеру Ильмень на основе бассейнов Явони и Полы. Перепад уровней воды здесь самый крутой в Европейской части (Селигер выше уровня моря на 205, а Ильмень – лишь на 18 метров). Но большие проекты удалось осуществить в малой толике. Была лишь построена Боровновская гидроэлектростанция – миниатюрная копия Волховской ГЭС. Сейчас она сохранена для потомков как природно-культурный памятник на территории Национального парка «Валдайский». Однако было бы несправедливо не упомянуть и об исследованиях в 1925 году речки Валдайка для выявления возможности строительства на ней гидроэлектростанции.

В 1932 году началось строительство канала им. Москвы. Ему потребовалась вода озёр Вельё, Шлино и Селигер. Чтобы вода озера Вельё не уходила в Явонь, заперли его крепким замком – плотиной. С тех пор обмелела малая речка. Но каждую весну мчит она свои быстрые воды с отрогов Валдайской возвышенности к Ильменю, петляет из стороны в сторону, проявляя свой крутой нрав.

Вельё – самое значительное по размерам озеро после Ильменя в Новгородской области, входит в состав национального парка. Площадь его – 4497 гектаров. На границе Демянского и Валдайского районов тянется оно с севера на юг на 16,7 км. Средняя глубина озера – 9, наибольшая – 32 метра. Вельё – проточное озеро. В него впадают 4 реки и 11 ручьёв. Вода – буровато-зелёная. На глубинах свыше 7-10 метров почти не прогревается. В придонных слоях отмечается нехватка кислорода. По мелководьям зарастает тростником, рдестом, гречихой. Две мели делят Вельё на три плёса: северный – Никольский, средний – Троицкий, южный – Арханский. Наиболее глубокий среди них – Троицкий. На западе из озера вытекает река Явонь.

                                                                                          

Оз.Велье


В конце XVIII века были предприняты попытки присоединить запасы воды оз. Вельё к водоснабжению Вышневолоцкой водной системы посредством строительства канала – Вельёвского водопровода. В 1944 году после реконструкции Вышневолоцкого гидроузла в истоке Явони установили плотину. В результате уровень воды в озере поднялся более чем на 3 метра.

Вельё является рыбохозяйственным водоёмом первой категории. В нём обитают лещ, язь, плотва, окунь, судак, густера, щука, ёрш, налим, снеток, ряпушка. Встречается сиг. Для улучшения ихтиофауны в озеро запускается карп, ряпушка и пелядь.

На берегах Велья размещается хозяйство одного из старейших рыборазводных заводов России – Никольского. Цель работы предприятия – сбор икры ценных видов рыб, её инкубация, запуск выращенной молоди в наиболее перспективные в рыбохозяйственном отношении озёра области. Озёрная вода используется для питья и в сельскохозяйственном производстве.

Селигер – одно из самых красивых озёр Валдайской возвышенности. Оно имеет сложные очертания и состоит из 24 плёсов, соединённых протоками, изобилует многочисленными (около 170) островами. Средняя глубина водоёма около 6, максимальная – 24 метра. На озере множество живописных бухт и заливов с песчаными пляжами. За свою красоту оно пользуется огромной популярностью у туристов и отдыхающих. Ежегодно Селигер посещают до 100 тыс. человек.

Озеро со всех сторон окружено густыми лесами, топкими, непроходимыми болотами, среди которых множество больших и малых озёр. Одни из них речушками связаны с Селигером, другие – глухие. В древности эти места были почти недоступны. Летом можно было пробраться туда только водой, зимой – по замёрзшему льду. В прошлом жители соседних уездов называли Селигерский край «чертовым углом».

Название озера имеет множество толкований. Скорее они относятся к финно-угорской основе. Первоначальное население связывало происхождение гидронима с чистотой и прозрачностью воды. В современном финском языке это звучит как «Selhea». Но в эпоху славянской колонизации появились новые легенды и предания.

Особый интерес у славян вызывало огромное количество островов, разбросанных по поверхности озёрной глади. Легенда повествует о том, что в незапамятные времена жили два брата – старший Ильмень и младший – Селигер. И вот задумали братья отправиться в заморские страны в поисках сказочных сокровищ. Поклялись братья никогда не расставаться друг с другом и всегда приходить на помощь, чтобы с ними не случилось. И отправились братья в далекий и опасный путь.

Долго ли, скоро ли они шли, но вот застала их ночь у дремучего леса. Решили они передохнуть перед дальней дорогой, чтобы наутро, с первыми лучами восходящего солнца, вновь отправиться в далёкий и опасный путь. Старший брат Ильмень очень устал в дороге и тотчас же заснул. А вот младшему - не спалось. Он решил опередить своего брата и первым завладеть заморскими сокровищами.

Когда проснулся Ильмень, то вдруг увидел, что возле него нет Селигера. Долго он окликал в дремучем лесу младшего брата, искал его, но всё было тщетно. И тогда вдруг понял Ильмень, что обманут и предан своим братом. И тогда старший брат залился горючими слезами, бросив вдогонку младшему проклятье: «Да будь же ты проклят мой младший брат Селигер и пусть у тебя на спине вырастет сто горбов!»

Шёл Селигер, шёл… и вдруг почувствовал на спине превеликую тяжесть, которая сломила его и опрокинула наземь. Тогда понял Селигер, что проклят своим старшим братом за то, что нарушил данную клятву. Оба брата так долго плакали от горя, что старший Ильмень скрылся в своих слезах – утонул, а вот у младшего Селигера на поверхности слёз осталось сто горбов или сто островов, которые и поныне можно увидеть на поверхности живописного озера, ставшего поистине жемчужиной Северо-Запада страны!

Путешествуя по этим местам, можно услышать, как озеро уважительно называют «Селигер Селигерович». Да и как иначе? Ведь озеро имеет весьма почтенный возраст. Оно образовалось тогда, когда закончился четвертый ледниковый период.

Последний ледник, отступая, нагромоздил холмы Валдайской возвышенности. Талые воды затопили углубления и впадины, причудливыми извилистыми заливами глубоко врезавшись в материк. То, что они не смогли затопить – стало островами. Количество островов на озере никогда не бывает постоянным. В половодье их меньше, а во время засухи, когда на Селигере низкий уровень воды, - становится больше. Маленькие островки жители Селигера называют «всплышками». Есть острова, которые сами имеют внутренние озёра.

Общая протяжённость оз. Селигер с севера на юг – почти сто километров, а с востока на запад – около пятидесяти. Больших открытых водных просторов, вроде тех, что на оз. Ильмень, здесь нет. Северная часть озера представляет собой Полновской плёс с пристанью Полново и входит в состав национального парка в пределах Новгородской области. Центральная и южная части Селигера находятся на территории соседней Тверской области.

Побережья озёр Вельё и Селигер впервые обследовали в 70-х годах прошлого века новгородские археологи под руководством профессора Новгородского государственного педагогического института, доктора исторических наук С. Н. Орлова. Так, на берегу оз. Селигер у деревни Новый Скребель была обнаружена неолитическая стоянка. Аналогичные древние стойбища с набором каменных орудий найдены в прибрежной зоне оз. Вельё между деревнями Подберёза и Осинушка.

В 1992 году эту территорию обследовала археологическая экспедиция ИИМК РАН под руководством А. В. Плохова и Ю. Н. Урбана. Московские археологи выявили в общей сложности свыше 40 памятников археологии. Только вдоль побережий оз. Вельё и Полновского плёса оз. Селигер было обнаружено 11 неолитических стоянок первобытного человека, относящихся к III – II тыс. до н. э. Культура длинных курганов (VI-IX вв.) представлена лишь одной группой из четырёх насыпей, обнаруженных вблизи деревни Остров на Селигере. Сопки – сакрально-погребальные памятники славянства VIII-X веков - компактно расположились у деревень Вельё, Бураково и Подберёза. Здесь сохранилось пять одиночных насыпей. 7 древнерусских кладбищ (жальников) XII-XV веков было выявлено у современных населённых пунктов: Пестово, Вельё, Подберёза, Малое Шанёво, Осинушка, Зыковщина и Новосёл. В Демянском районе в границах современного национального парка обнаружено свыше 20 поселений различных исторических эпох. Это, пожалуй, самый высокий показатель на особо охраняемой природной территории. Такая плотность памятников археологии в прибрежной зоне ледниковых озёр говорит об обжитости территории с древнейших времён.

Известно, что в IX веке на Селигере расселилось славянское племя кривичей, которые позже занимали обширную территорию: «…иже седять на верх Волги и на верх Двины и на верх Днепра…» - упоминает о них «Повесть временных лет». На побережье постепенно возникло множество поселений. С открытием водных путей озеро становилось всё оживлённее. На юг и на север плыли ладьи. На них везли в Новгород хлеб, дорогие византийские ткани, богатое оружие и различные украшения. На юг – редкостные меха, янтарь, рыбу, кожи и другие товары. Из летописей становится известно, что попасть в Новгород можно через Селигер, далее через группу мелких озёр – Вельё, реками Явонь, Пола, Ловать, затем по озеру Ильмень и, наконец, по реке Волхов. Этим путём часто пользовались новгородцы в эпоху феодальных войн в XII-XIII веках. Так, в 1199 году новгородское посольство едет «серегерским путем» просить на княжение в Новгород одного из сыновей Всеволода Большое Гнездо.

Здесь же на Селигере сталкиваются интересы боярской республики с Владимирско-Суздальским и Торопецким княжествами. Только непроходимые леса да болота, видимо, мешали владимирским князьям прочно укрепиться на селигерском побережье. Поэтому приоритет на эти земли оставался у Новгорода.

Здесь же проходил и летописный маршрут ордынского войска на Новгород в 1238 году. Захватив в начале марта Торжок и сравняв его с землёй, татары оказались перед выбором – каким путём идти дальше к богатой новгородской вольнице? В то время существовало несколько древних дорог по суше и воде. Видимо, был выбран самый кратчайший – Селигерский. Так основные силы хана Батыя взяли курс по замёрзшим озёрам и руслам рек в направлении Новгорода по древней Яжелбицкой дороге. Этот маршрут начинался от северной оконечности Полновского плёса озера Селигер и напрямую через систему малых озёр выводил к озеру Вельё. Преодолев с юга на север 13 вёрст ледяного пространства, конница неприятеля вышла на перешеек, отделявший Вельё от озера Уклейно. Далее, миновав цепочку небольших озёр Плотишно, Врусское и Моисеевское монголы вышли на реку Поломять. Так они прошли от Торжка Селигерским путём в общей сложности около 200 км. Однако ордынцы остановились неподалёку от урочища Игнач Крест, внезапно развернули своих боевых коней и приблизительно 18 марта 1238 года отступили на юг.

Вслед за татарами на побережье Селигера приходит другая беда. Покорив Торопецкое княжество, Литва стремится расширить свои владения дальше на восток, совершает неоднократные набеги на западные и южные земли края, захватывает укреплённые городища вдоль верховьев Волги. Надолго подчинить своей власти земли Литве не удаётся. Северная часть – селигерские волости Березовец, Стерж, Лопастицы, Жабны и другие - остаётся под властью Новгорода, хотя и вынуждена платить дань Литве. Но дань подчас взимается чисто номинально. Так, в XIV веке литовцы брали с этих волостей лишь по две куницы и две белки в год. Со времени правления Ивана Калиты на Селигер начинает распространяться влияние Москвы.

Очень опасен был в непогоду грозный Ильмень. Ничто не могло спасти от природной стихии плывущих по безбрежному озеру людей. Так, в XV веке из Новгорода возвращалась к себе домой флотилия жителей Старой Руссы. На пути внезапно налетел ужасный шторм. Никто не смог тогда выбраться из водной стихии. Ко дну пошло огромное количество судов, а вместе с ними до 10 тыс. человек.

Волговерховье. Ещё в недавние времена прямо от пристани Свапуща, вдоль побережья Селигера, вверх на плоский косогор тянулась едва приметная тропинка – начало пути к истоку великой русской реки Волги. Она начинает свой разбег с малоприметного ручейка в 22 км. к северо-западу от оз. Селигер. Теперь до Волго-Верховья проложено широкое шоссе, и туристы добираются сюда без особого труда. Большая часть пути проходит через вековой лес. А когда он, наконец, кончается, то с высокого холма, за ольховыми зарослями оврагов, поблескивает гладь оз. Стерж, куда вливается Волга. Даже трудно поверить, что с маленького, едва заметного ручейка, затерявшегося среди болот и холмов Валдайской возвышенности, рождается великая русская река, о которой сложены песни, легенды, сказки. Ей посвятили свои произведения писатели и поэты, ее образ не раз запечатлели художники на своих живописных полотнах. Каждый год сюда устремляются многочисленные туристы, чтобы увидеть рождение величественной реки. И никто не знает, когда впервые к Волге подошёл человек. Известно только, что в древности её называли «Ра» - что означает «щедрая». В средние века арабы нежно именовали ее «Итиль», т. е. «река рек». Арабский географ X века Ибн-Хаукаль писал о ней как о «Реке русов», русской реке. Современные специалисты связывают происхождение названия с финно-угорским населением, некогда обитавших в этих местах, что в переводе с их языка означает «светлая», «священная».

Поверье об очистительной силе источника, способной исцелить от разных болезней, издавна бытовало в народе. Сюда шли лечиться богомольцы, твёрдо веря во всемогущество маленького ручейка. В 1649 году по указу царя Алексея Михайловича неподалёку от источника был основан монастырь. Сюда делали крупные денежные вклады Петр I, граф Д. Строганов, другие именитые люди. Однако волею судьбы монастырь не стал сколько-нибудь значительным, а наоборот, затерянный в глухом озёрном крае, вдали от больших дорог, он быстро опустел. В 1724 году немногочисленные монастырские постройки сгорели. Осталась только небольшая деревянная часовенка над истоком. Со временем она ветшала, разрушалась, подолгу лежала в развалинах. Её постоянно восстанавливали, рубили заново, но поток паломников к истоку Волги не прекращался никогда.

С 1860-х годов эти места стали вновь оживляться. В конце XIX века начался сбор средств на строительство очередной часовни. Вскоре последовало и высочайшее повеление не строить часовню, а возобновить монастырь. Он стал женским, Ольгиным. От него и остались на пригорке две церкви – каменная и деревянная.

Строительство каменной церкви шло медленно, хотя ему пытались придать широкую огласку, опубликовав проект храма на открытках, в экономических проспектах и путеводителях по Волге. Создатели проекта, вероятно, хотели, чтобы архитектура храма напоминала о былом великолепии древнерусских святынь и несла отпечаток преемственности традиций. В результате получился сложный набор деталей и фрагментов убранства. Лишь одно бесспорное достоинство у этого сооружения – оно на редкость удачно поставлено на вершине самого высокого холма.

Реставрация храмовых сооружений над истоком Волги велась по проекту архитекторов А. Кустова и Л. Кустовой. Теперь в экспозиции музея можно увидеть экспонаты, которые рассказывают о великой русской реке, о том, как Волга неустанно служит нашему народу, о её неповторимой природе и, конечно же, об истории этих удивительных мест. Прямо от церкви, под холмом, в широком овраге, видна затерявшаяся маленькая Волга.

Сверху она почти незаметна, но по тёмной осоке и ольховым кустам можно проследить, как она петляет в низине. Первый мост через Волгу, первый приток – ручей Персянка, первое озеро на её пути – малый Верхит, первое село при её начале – Волго-Верховье. Отсюда она побежит, вбирая в себя сотни больших и малых рек, в её водах будут отражаться города и сёла. И первое большое озеро на её пути из всей цепочки Верхневолжских озёр – Стерж. Все эти многочисленные озёра по своей красоте не уступают знаменитому Селигеру. После Стержа идут Вселуг и Пено. Между собой, как и плёса на Селигере, они соединены узкими протоками.

У самого впадения Волги в озеро на мысу находится Стерженское городище – место древнейшей стоянки первобытных людей. Во второй половине I тыс. до н. э. здесь селились племена дьяковской культуры. С тех пор, вплоть до середины XV века, здесь, видимо, сменилось не одно поколение. Последними жителями Стерженского городища были новгородцы, которые возвели укрепления. Мыс окружён водой, и лишь узкий перешеек связывает его с материком. Городище служило перевалочным пунктом на пути из Волги в оз. Селигер и к верховьям Западной Двины. Тут же на городище стоял каменный крест, поставленный упомянутым выше Иванком Павловичем в 1133 году перед началом строительных работ по углублению русла реки.

Таким образом, единственной водной магистралью, связывающей Европу и Азию, является Волга. Её верхнее течение приходится на Валдайскую возвышенность. Отсюда берут начало две другие великие реки Русской равнины – Днепр и Западная Двина. Все они имеют сток в разные морские бассейны: Волга – в Каспий, Днепр – в Чёрное море, Западная Двина – в Балтику.

Географы называют эту территорию Главным водоразделом Русской равнины. В историко-географическом отношении Валдайскую возвышенность можно назвать Великим водоразделом Каспийского, Чёрного и Балтийского морей. История его освоения показывает, что только на Валдайской возвышенности сходятся воедино три огромных культурных мира. Здесь встречались народы лесной Европы (через Западную Двину), Причерноморья и Восточного Средиземноморья (через Днепр), различных регионов Восточной Европы и Азии (через Волгу).

Западная Двина – одна из крупнейших рек, впадающих с востока в Балтийское море. Через неё Великий водораздел связан со Скандинавией, польскими и германскими землями, Центральной Европой. То есть Западная Двина приводила на Валдайскую возвышенность культурный мир лесной зоны Европы.

Днепр при движении на юг пересекает три природные зоны. Их обитатели приносили на Валдай свои знания о мире. Через проливы Босфор и Дарданеллы этот путь ведет в Средиземноморье.

Волга своими низовьями уходит в степной коридор между Уральскими горами и Каспийским морем. С глубокой древности он был столбовой дорогой великих переселений. Восточное побережье Каспия служило путём передвижения на север из Средней Азии. По западному берегу Каспия проходили народы с Кавказа, Иранского нагорья и Индостана. Своим мощным левым притоком - Камой, Волга втягивала в зону влияния финно-угров Приуралья и даже Зауралья. Последнее было связано с Валдаем и другим путём. Через низовья Оби, Печору, Вычегду и Сухону переселения шли в бассейн Волги – на Шексну, Мологу и Тверцу, затем на верхнюю Мсту и в Селигерский озерный край. Великий водораздел оказался распахнутым на все стороны света. Он стал одним из главных речных перекрёстков Евразии.

Великий водораздел превратился в один из важнейших внутренних водных узлов континента. С этого времени и началось освоение его человеком. Благоприятные природные условия способствовали постоянным экономическим и культурным контактам.

Влияние культурного очага распространялось и на обширные пространства Русской равнины, охватывая и значительную часть современной природоохранной территории. В границах современного национального парка зафиксированы археологические культуры, этнокультурные контакты, характерные для всего Великого водораздела. Этому способствовала развитая сеть естественных путей сообщения, которая на протяжении веков связывала воедино холодные и теплые моря. Со временем под действием антропогенного фактора и развитием социально-экономических отношений они становятся наиболее удобными, способствуют дальнейшему становлению Русской государственности.

В. Зайцев, ст.научный сотрудник Национального парка "Валдайский"

Список использованных источников и литературы:

1. Васильев М. В. Демянск. Л., 1985. С. 9-13.
2. Воробьёв В. М. Водные пути сообщения на Северном Валдае. //Исследования природного и историко-культурного комплексов Национального парка «Валдайский» (Материалы к региональной научно-практической конференции, посвящённой 15-летию Национального парка «Валдайский» 17 мая 2005 года), Валдай, 2005. С. 230-232.
3. Воробьёв В. М. Историко-географические параметры территории Великого водораздела. Материалы по подготовке к номинации «Валдай – Великий водораздел» для включения в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. //Архив отдела науки Национального парка «Валдайский», Валдай-Тверь, 2001. С. 1-4.
4. Галашевич А. А. Художественные памятники Селигерского края. М., «Искусство», 1983. С. 13, 155-162.
5. География и геология Новгородской области. Великий Новгород. 2002. С. 105,
181-182.
6. Зайцев В. М. Из опыта проведения мониторинга памятников археологии в Национальном парке «Валдайский». //Особо охраняемые территории в XXI веке: цели и задачи. (Материалы научно-практической конференции). Смоленск, 2002. С. 48.
7. Ильина А., Грахов А. Волхов. Л., Гидрометеоиздат., 1980. С. 17, 85.
8. Истомина И. Г., Яковлев З. М. Голубое диво. Лениздат., 1989. С. 15-22.
9. История Тверского края. /Под редакцией В. М. Воробьёва/. «Созвездие», Тверь, 1996,.С. 7-11.
10. Лесненко В. К. Мир озёр. М., «Просвещение», 1989. С. 25.
11. Морозов И. Наш город: В поисках Великого моста учёные опустились на дно реки. «Волхов», № 19 (301), 7 мая 2008 года.
12. Палькин Н. О, Волга! М., «Молодая гвардия», 1985, с. 8.
13. Повести Древней Руси XI-XII века. Лениздат., 1983. С. 26, 126.
14. Сорокин П. Е. Экспериментальное судостроение и проблемы изучения
средневекового судоходства на Северо-Западе Руси. //Новгород и Новгородская
земля: История и археология. (Материалы научной конференции). Вып. 10.
Новгород, 1996. С. 201.
15. Янин В. Л. К хронологии и топографии ордынского похода на Новгород в 1238
году. //Исследования по истории и историографии феодализма. М., «Наука»,
1982. С. 146-158

У самого впадения Волги в озеро на мысу находится Стерженское городище – место древнейшей стоянки первобытных людей. Во второй половине I тыс. до н. э. здесь селились племена дьяковской культуры. С тех пор, вплоть до середины XV века, здесь, видимо, сменилось не одно поколение. Последними жителями Стерженского городища были новгородцы, которые возвели укрепления. Мыс окружён водой, и лишь узкий перешеек связывает его с материком. Городище служило перевалочным пунктом на пути из Волги в оз. Селигер и к верховьям Западной Двины. Тут же на городище стоял каменный крест, поставленный упомянутым выше Иванком Павловичем в 1133 году перед началом строительных работ по углублению русла реки.