Исторические события

ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ НА ВАЛДАЙСКОЙ ЗЕМЛЕ


ИГНАЧ КРЕСТ

29 июня 2003 года, в православный День Всех Святых, общественность отметила 765-летие исхода ордынского войска с территории новгородской земли.

  Недалеко от деревни Поломять Валдайского района состоялась церемония открытия памятного знака в честь этого исторического события. Именно здесь, на перекрёстке древних торговых путей, весной 1238 года остановилось татаро-монгольское войско хана Батыя. Многие древнерусские летописи запечатлели это событие. А спустя почти восемь веков эта тема получила новое звучание.
Под звон колоколов и залпы воинского салюта перед участниками торжества предстал памятный знак в форме стилизованного изображения летописного Игнач креста.

Исторический аспект

Много веков назад это место стало символом независимости новгородцев от татаро-монгольского владычества. На Руси в то время разыгрались поистине драматические события.

Накануне ордынского похода на Новгород русское государство было раздроблено на множество княжеств со своими границами, устройством, самостоятельной внутренней и внешней политикой, вооружёнными формированиями и, наконец, правителями.

Князья зачастую враждовали между собой. Каждый пытался усилить своё влияние в политической жизни русских земель. Это в значительной степени подрывало боеспособность русского государства, противодействовало созданию военно-политического союза при защите границ от внешней агрессии.

Между тем, в первой трети XIII века над русскими княжествами нависла смертельная опасность – угроза вторжения самого сильного и грозного противника того времени – монгольского войска чингисидов. Захватив половину Китая и Хорезм, завоеватели распространили своё влияние на Иран и Кавказ, вынашивали планы вторжения в Индию, а оттуда - в Восточную Европу. В достижении своих стратегических целей они умело использовали дипломатию, разведку, боевое искусство, хитрость и обман.

Однако агрессивным устремлениям в северо-восточную Русь суждено было сбыться только при внуке Чингисхана – Батые. Этот полководец сумел подчинить себе всех чингисидов, создать огромную по тем временам армию, вооружить её, разработать стратегию и тактику наступательных операций. При захвате городов-крепостей всё население поголовно истреблялось.

Овладев Поволжьем, Батый двинул своё многочисленное войско к Рязани. Несмотря на дипломатические переговоры и упорное сопротивление жителей, 21 декабря 1237 года город был взят приступом, разорён и сожжён. Такая же участь ждала Коломну, Москву, Владимир, Суздаль, Переяславль…

Решительное же сражение ордынцев с основными силами русских произошло на реке Сити. Армия «урусов» была полностью разгромлена. Многие князья перебиты, а оставшиеся в живых взяты в плен. Монгольское войско, упоённое военными успехами и богатой добычей, продолжало развивать наступление на уцелевшие русские города.

Батый и Субудай двинулись на запад и северо-запад. Умело используя раздор между князьями, отсутствие централизованного войска, слабую укреплённость городов степные кочевники быстро продвигались в глубь страны, оставляя после себя горе, смерть и пепелища. Всех уцелевших обращали в плен. Пали Юрьев, Дмитров, Волок и Тверь…

Так монголы дошли до южного форпоста Новгородской земли – Торжка, и осадили его. Две недели жители и защитники Нового Торга отбивали нескончаемые атаки степняков. Как отмечает Новгородская I летопись старшего извода: «и бишася ту оканнии порокы по две недели, и изнемогошася людье в граде, а из Новагорода им не бы помочи…». Но силы были неравны…

5 марта 1238 года монголы взяли город приступом. Торжок сравняли с землёй. «И тако погании взяша град, и исекоша вся от мужьска полу и до женьска, переискыи чин всь ичерноризьскыи, а все изъобнажено и поругано, горькою и бедною смертью предаша», - продолжает летопись.

Путь к Новгороду был открыт. Сюда устремились основные силы хана Батыя. Они прошли Селигерским путём около 200 км. и остановились у реки Полометь. Новгородская I летопись повествует: «ганяшася оканьнии безбожници от Торжку Серегерьскым путемъ оли и до Игнача креста, а все люди секуще акы траву, за 100 верст до Новагорода». В Новгородской IV летописи последняя фраза  заканчивается словами: «за 100 вёрст до Новагорода не доидоша», а в конце известия сказано: «и они безбожници въспятишася у Игнача креста».

Здесь речь идёт о походе татар от Торжка Селигерским путём к Новгороду. На своём пути «безбожники» всех поголовно истребляли (косили как траву). Ордынское войско остановилось у Игнач креста. До Новгорода оставалось всего лишь  …100 вёрст. Однако степняки внезапно развернули своих боевых коней и приблизительно 18 марта 1238 года внезапно отступили на юг.

К историографии вопроса

Что же заставило татар повернуть обратно, отказаться от планов захвата Новгорода? Это, как и многое другое, оставалось предметом дискуссий у многих поколений историков. Однако неудавшийся ордынский поход 1238 года отмечают практически все.

Впервые о нём упомянул В. Н. Татищев. Он связал отказ войска Батыя взять приступом Новгород с неблагоприятными погодными условиями. С его мнением согласились Н. М. Карамзин и С. М. Соловьев. Они отметили непроходимость новгородских лесов, болот и рек, особенно, в период весенней распутицы. Более детализированными становятся исследования историков советского времени: И. М. Катаева, Б. Д. Грекова, А. Ю. Якубовского, В. В. Каргалова и др. Этой темы коснулся и писатель В. Чивилихин. Он предложил свою версию событий. Не обошёл это событие в своём историческом романе «Батый» и В. Ян.

По мере накопления исторических фактов и авторитетных мнений мало-помалу формировалась источниковедческая база, на которую в дальнейшем ссылались последующие исследователи. Однако в процессе творческих поисков оставалось больше вопросов, чем ответов. Например, когда пал Торжок, каким маршрутом шли татаро-монголы, сколько километров оставалось до Новгорода, где находился летописный Игнач крест, какие причины сопутствовали изменению стратегических планов завоевателей и многое другое?

За дело взялись даже местные краеведы-энтузиасты. Наиболее последовательный из них Иван Иванович Яромёнок большую часть жизни посвятил поискам достопамятного места. Он пешком обошёл всю округу, беседовал со старожилами, упорно искал, быть может, чудом уцелевший крест. Результатом поисков стал ряд публикаций в местной печати районного и областного уровней в 1960-70-х годах.

Таким образом, к этому времени никто из профессиональных историков и любителей древности не мог объективно осветить проблему ордынского похода на Новгород в 1238 году. Сложно было определить место и время отступления войска Батыя.

Наконец, в 1982 году издательство «Наука» выпустило в свет сборник научных работ советских историков «Исследования по истории и историографии феодализма», посвящённого 100-летию со дня рождения академика Б. Д. Грекова. Здесь впервые на источниковедческом уровне был дан подробный анализ событий марта 1238 года. Автор научной публикации академик В. Л. Янин использовал и ввёл в научный оборот уникальный комплекс письменных источников – от древнерусских летописей и классиков исторической науки до современных исследований и широкой периодической печати. Фундаментальное исследование позволило максимально приблизиться к истине и теоретически локализовать место летописного Игнач креста.

Поиск

По мнению профессора С. Н. Орлова придорожные каменные кресты на новгородской земле - не редкость. Они были широко распространены в домонгольской Руси на перекрёстках оживлённых торговых путей и указывали путникам главные магистральные направления. Именно в районе древних Яжелбиц на Поломети и проходил такой путь. Это документально подтверждает берестяная грамота № 390 второй половины XIII века. В ней упоминается княжеский «большак».
В Переписной оброчной книге Деревской пятины (1495/96 гг.) подробно описываются владения нового московского собственника Андрея Рудного Колычева. Поместье было обширным. Наряду с десятками деревень оно охватывало сельцо Великий Двор с озером Великое у «Игнатцова Къста». Когда-то эти земли Яжелбицкого погоста принадлежали представителю одной из самых богатых фамилий Великого Новгорода, «степенному тысяцкому» Новгородской боярской вечевой республики Василию Есифову. С присоединением Новгорода к Москве в 1478 году вотчина боярина была отчуждена в пользу великого князя Ивана III и передана в пользование новому владельцу – московскому служилому человеку. Эти документальные сведения и стали отправной точкой в поисках места, куда по сообщению летописи проникли отряды ордынского войска.

Дирекция национального парка привлекла к поисковой работе группу новгородских специалистов. Учёный-историк А. А. Фролов сумел теоретически локализовать один из главных маршрутов Селигерского пути – Яжелбицкий, по которому двигалось монгольское войско в сторону Новгорода. Выехали на Валдай специалисты сектора археологии Управления государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г. Великий Новгород и Новгородской области (УГК ОИПИК) Алексей Юрьевич Курочкин и Георгий Георгиевич Акимченко. Оставалось провести рекогносцировку на местности и сделать топографическую привязку древнего придорожного знака.

Поиск Игнач креста оказался сложным. Были выявлены древние броды, где когда-то проходил гужевой транспорт. Досконально обследовано русло Поломети на значительном расстоянии и прилегающая местность на предмет археологии. Поисковики обнаружили несколько групп курганов VI-IX веков, которые располагались вдоль старых лесных дорог на правобережье реки. Этот комплекс древних могильников, характерный для финно-угорской языковой группы, позволил локализовать места компактного проживания автохтонного населения и пути сообщения в пойме реки.

В дальнейшем был сделан опрос местного населения о возможных татарских захоронениях. Дело в том, что в памяти старожилов до сих пор прочно сохраняется предание о, якобы, страшной сече между русскими воинами и татарами. Об этом в своё время упоминал и местный краевед И. И. Яромёнок. Проводник из деревни Великий Двор Георгий Михайлович Арсеньев показал участникам экспедиции такое место. Однако при более тщательном обследовании выяснилось, что это – жальник. Древнерусское кладбище занимало небольшое пространство на высоком коренном берегу реки, недалеко от деревни. Датировали его более поздним временем - XV/XVI веками. Ему сопутствовали тёсаные каменные навершия нередко со старославянской вязью и православной символикой, а также фрагменты белой тонкой керамики, обнаруженные неподалёку, в распашке. Таким образом, было выявлено еще и древнее поселение на берегу озера Великое. Оно - синхронно жальнику. Чуть поодаль располагалось неучтённое братское воинское захоронение и дот времён Великой Отечественной войны. Новые находки пополнили Список учёта памятников истории и культуры Новгородской области.

С учётом авторитетных мнений была, наконец, сделана топографическая привязка. Выяснилось, что летописный Игнач крест мог располагаться буквально в 0,8 км. к северо-западу от деревни Поломять, на правобережье одноимённой реки. Здесь, неподалеку от озера Глухое, когда-то пролегал Яжелбицкий путь – один из маршрутов древнего Селигерского пути. Место холмистое, возвышенное, поросшее сосняком. Лес – поздний. К хвойным породам примешивается молодняк дуба. С противоположной стороны, на левом берегу реки живописно раскинулись деревянные избы деревни Кувизино. Не исключено, что именно здесь был последний рубеж  ордынского войска.

В глубокую старину с первой надпойменной террасы великолепно просматривалось величественное творение природы – огромная гряда «Алаунских гор» с рукотворным каменным навершием – символом христианства, земной тверди и несгибаемого мужества защитников русской земли.

У перекрёстка выявленных древних дорог и решили ставить памятный знак.

Накануне юбилея

Открытию мемориального комплекса предшествовала огромная подготовительная работа. В ней приняли участие многие трудовые коллективы, учащиеся, общественность города и района, энтузиасты. Всех объединяло чувство патриотизма, желание сохранить для потомков историческую память.

Проект памятного знака был разработан местным архитектором Валерием Михайловичем Морозовым. За основу были взяты эскизы студентки-старшекурсницы факультета архитектуры, искусств и строительства Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого Елены Тебелевой. По рекомендации специалистов  она побывала в Новгородском государственном историко-архитектурном музее-заповеднике и сделала зарисовки знаменитого Воймирицкого креста. По своим параметрам он отвечает типу придорожных крестов домонгольской Руси. В. М. Морозов развил идею, внёс дополнительные элементы и усовершенствовал проект.

Памятный знак представляет собой четырёхконечный крест с закруглёнными концами, размером: 2,3 х 1,5 метра. В центре – изображение православной символики. В Новгородской I летописи отмечено: «Новъгород же заступи бог и святая великая и зборная апостольская церкы святая Софья и святыи Кюрил и святых правоверных архиепископ молитва и благоверных князии и преподобьных черноризець иеренскаго сбора». Средневековому, глубоко верующему человеку было понятно, что исход врага с территории новгородской земли был обусловлен чудодейственным спасением: благодаря молитвам богу, заступничеству церкви и почитаемых святых. Но, по мнению большинства исследователей, главной причиной явились мужество и героизм русских людей, упорное сопротивление монгольским завоевателям. Широкие слои населения развернули партизанскую борьбу с иноземцами. Некогда несметное войско таяло, теряло свою боеспособность. К примеру, если Владимир был взят за 5 дней, маленький Торжок – за 2 недели, то Козельск после отступления степняков с территории географического Валдая – за 7 недель.

Восьмиконечный крест – это дань уважения летописной традиции и роли русской православной церкви в защите священных рубежей нашей Отчизны. На протяжении всей многовековой истории церковь стояла у истоков создания и упрочения русской государственности, воодушевляла защитников не посрамить землю русскую от «оканьнии безбожници».
В подпятнике знака – крупный валун. Обилие природного камня характерно для Валдайской возвышенности. Именно здесь потерпели крах стратегические планы многих завоевателей. На валдайской земле нашли своё последнее пристанище и ордынцы Батыя, и польско-литовские интервенты в годы «великого литовского разорения», хлынувшие сюда из освобождённой Москвы, и немецко-фашистские захватчики, мечтавшие любой ценой захватить валдайские высоты.

Таким образом, памятный знак стал символом героического прошлого всему русскому воинству. Камень олицетворяет земную твердь, упорство и мужество русских людей, оказавших упорное сопротивление захватчикам.

У основания памятного знака – чугунная плита с поясняющей надписью: «Этот крест установлен на месте летописного Игнач креста, до которого дошли полчища Батыя. В память о мужестве защитников земли русской. 1238 – 2003 гг.»

После того, как проект памятного знака был утверждён и одобрен архиепископом Великого Новгорода и Старорусским Львом, в Валдае приступили к его реализации.
Основной объём работ по изготовлению и установке памятного знака пришёлся на коллектив ЗАО «Спецгазремстрой». Здесь изготовили из бетона основную часть – четырёхконечный крест в форме стилизованного изображения летописного Игнач креста с православной символикой в центре. Для большей прочности «посадили» бетонное тулово на армированную основу. Затем готовое «изделие» осторожно вывезли на историческое место и при помощи специальных кронштейнов вмонтировали в валун на заранее подготовленной площадке. В работе приняли участие специализированные бригады Владимира Алексеевича Николаева, Михаила Анатольевича Калязина и Алексея Александровича Николаева. Среди них – люди самых разных профессий: бетонщики, арматурщики, столяры, плиточники и др.

Тем временем учащиеся муниципальной общеобразовательной школы № 14 деревни Шуя Валдайского района под руководством преподавателя черчения и рисования Елены Владимировны Войко выпиливали из толстой фанеры буквы для деревянной матрицы. Они должны быть крупными и округлыми для удобства литья. Всего руками учащихся было изготовлено 118 букв, не считая знаков препинания. При этом отличились Алексей Мартынов и Настя Большакова. По результатам труда они были награждены грамотами Валдайского национального парка.

Заготовки из Шуи сразу поступили в литейный цех ОАО «Механический завод». Модельщики Юрий Серафимович Астанин и Борис Гезатович Тухватуллин изготовили деревянную матрицу для отливки мемориальной плиты. Первая проба в чугуне оказалась неудачной. Она попросту лопнула. У валдайских литейщиков не было навыков работы с крупногабаритными конструкциями. Размер опытного образца составлял 1,25 х 1,1 метра. Проектные параметры не вписывались в технологический процесс. До сих пор на механическом заводе выпускали печные плиты меньших размеров. Выручила смекалка опытных мастеровых. Было решено изготовить мемориальную плиту из трёх секций, а стыки между ними – зафальцевать. На этот раз плавка прошла удачно. И в этом немалая заслуга формовщиков Николая Александровича Песнохорова и Александра Николаевича Лебедева. Вскоре чугунная плита с мемориальной надписью покинула территорию завода. Её установили у памятного знака.

Накануне валдайские дорожники благоустроили несколько километров просёлочных дорог по маршруту: Почеп – Сомёнка – Поломять. Теперь сотрудники национального парка проводят экскурсии к памятному месту, рассказывают о природных и исторических достопримечательностях Валдайского края.

Историческому событию посвящается…

На церемонии открытия памятного знака выступили видные учёные-историки, поэты, писатели, руководители администраций городов и районов, представители широкой общественности. Среди них: доцент кафедры археологии и истории России Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого Владимир Яковлевич Конецкий, новгородский поэт Сергей Иванов, председатель иностранной комиссии Союза писателей России Олег Бавыкин, псковская поэтесса Елена Родченко, глава администрации Валдайского района Владимир Евгеньевич Королёв и многие другие.

На протяжении своей многовековой истории, подчёркивали ораторы, Русское государство неоднократно подвергалось внешней агрессии со стороны недружественных государств, становилось мишенью для чуждых интересов. И лишь несгибаемая воля, героизм и мужество русских людей, патриотизм и православие смогли остановить нескончаемую экспансию завоевателей разных мастей. Как показывают уроки истории, русский человек всегда выходил победителем в ожесточённых схватках с сильным и коварным врагом, нёс мир и освобождение другим народам. И это не по нраву тем, кто вынашивает агрессивные планы в отношении России. Нужно быть бдительным перед новыми угрозами со стороны враждебных сил. В ход идёт всё, включая стяжательство и бездуховность. Особый упор делается на миссионерскую деятельность различных сект и религиозных конфессий.

Архиепископ Великого Новгорода и Старорусский Лев под колокольный звон освятил памятный знак в честь русского воинства, павшего за веру и отечество на поле брани. Он предложил участникам торжеств организовать на этом священном месте ежегодные встречи тех, кому не безразлична судьба Отечества, призвал к дальнейшему единению народа в лоне Русской православной церкви.

Участники художественной самодеятельности выступили с концертной программой. Много тёплых слов прозвучало в адрес устроителей торжеств. Завершился церемониал открытия памятного знака воинским салютом.
С тех пор этот живописный уголок Валдая стал местом паломничества многочисленных туристов, жителей окрестных сёл и деревень, учащихся школ, представителей творческой интеллигенции и духовенства, всех патриотических сил, которые ежегодно отдают дань уважения мужеству и стойкости многим поколениям защитников Отечества.

 

Литература:

1. Зайцев В. М. Во славу русского воинства. //Исследования природного и историко-культурного комплексов Национального парка «Валдайский»: Материалы к региональной научно-практической конференции, посвящённой 15-летию Национального парка «Валдайский». 17 мая 2005 г. Валдай, 2005. С. 232-236
2. Зайцев В. Игнач крест. «Заповедные острова», № 4 (65), апрель 2003 года
3. Зайцев В. Во славу русского воинства. «Заповедные острова», № 7 (68), июль 2003 года
4. Зайцев В. Из глубины веков: Игнач крест, спасший Новгород. «Валдай», № 32 (12078), 18 марта 2003 года

 

ПОХОДЫ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ И ЯЖЕЛБИЦКИЙ МИР

Яжелбицы - один из самых древних населённых пунктов Новгородской земли. Топоним впервые упоминается  в «Уставе князя Ярослава о мостех» XIII века в связи с перечислением участников строительства Великого моста через реку Волхов в Новгороде как « 19 Яжолвичьскаа двои риле» [1]. Академик Б. А. Рыбаков определяет  территориальную сельскую единицу новгородской земли (тысячу) как Морозовскую половину Деревской пятины [2]. Её центром становятся Яжелбицы. Они располагались на древней сухопутной дороге из Твери в Новгород. На этой дороге размещает 19-ю единицу новгородской земли историк А. Н. Насонов [3].      

По мнению В. А. Бурова локализацией «Яжолвичьскаа» тысячи служат два обстоятельства. Это – древний путь по реке Мсте – предшественник сухопутной дороги Тверь-Новгород и границы Морозовской половины, которая вплоть до XVI века примыкала к Мсте. Таким образом, бассейн Мсты всегда был связан с территорией «Яжелвицкой тысячи» [4]. Подтверждением служит скопление сопок конца I тыс. н. э.  в Помостье (древнее название в письменных источниках бассейна р. Мсты) и в  Яжелбицкой округе [5]. Памятники археологии позволяет говорить о глубокой древности этой территории.

Что касается датировки Ярославого «Устава о мостех», академик В. Л. Янин относит письменный источник примерно к 1264 году [6]. Следовательно, можно сделать вывод, что впервые центр Яжелбицкой тысячи  документально упоминается около 1264 года. Где конкретно он возник, пока неясно. Неизвестны и территориальные границы древнего центра. Возможно, ключ к разгадке нужно искать в культуре «сопочников».  

По поводу происхождения названия Яжелбицы нет единого мнения. Так, местный краевед И. Яромёнок усматривал в топониме древнерусскую основу – «яз» или «яж» - означающую особый вид рыболовного устройства. Плетень с вставленными в него вершами устанавливался поперёк реки. Производное от него слово «язвище» обозначало место, удобное для установки язов. На основании этого краевед делал умозаключение, что «район получил своё название от применения здесь способа ловли рыбы при помощи язов» [7].

Современное село Яжелбицы живописно раскинулось по обе стороны от  автомагистрали Москва – Санкт-Петербург. Особенно живописный вид открывается при въезде со стороны Великого Новгорода. В синеватой дымке отчётливо и величаво просматривается силуэт знаменитой Валдайской возвышенности. Само село уютно расположилось между высокими холмами в долине реки Полометь. Видимо, отсюда и топооснова – «жёлоб» - летописное «Яжелобицы». Правда, местные жители связывают происхождение названия с фразой, брошенной кем-то из русских  князей: «Я желаю биться» [8].

Древнее село неоднократно упоминалось в русских летописях как Яжелобицы, Яжолбицы, Язорвичи, Язолвицы. Оно издревле занимало выгодное географическое и стратегическое положение. Здесь пересекались торговые пути на Тверь, Москву, Новгород и Демон (Демянск). Поэтому на протяжении всей истории Яжелбицы не могли быть в стороне от важных политических событий. Это обусловливалось, главным образом, густой сетью местных дорог, которые выводили на главные коммуникации и связывали погосты Новгородской округи и «всей земли». Косвенным подтверждением является выпись из новгородских изгонных книг XVI-XVII веков.

Одним из главных путей сообщения Новгорода с Низовскими землями был Селигерский путь. Им воспользовалось ордынское войско хана Батыя при походе на Новгород в 1238 году [9].  Летопись повествует о том, что монголо-татары двинулись от Торжка на запад, к Селигеру, - Волгой и долиной р. Селижаровки.

Но в Новгород из Торжка добирались не только Селигерским путём. Был и другой путь, которым не воспользовались татары. Это видно из летописного рассказа о «мирном» походе Ивана III на Новгород в 1475 году. Маршрут пролегал по реке Мсте на всём её протяжении. Исключение составляли пороги в среднем течении. Здесь маршрут спрямлялся руслами Хоринки и Волмы [10].

Ещё один вариант движения от Торжка к Новгороду – «Яжелбицкая дорога» - упомянут в летописном рассказе о походе Ивана III на Новгород в 1477 году. Тогда великий князь «шел от Торжьку на Волок, а оттоля шел меж Яжелобицкие дороги и Мсты» [11]. Это вовсе не означает направление современной дороги от Торжка до Новгорода через Валдай, Яжелбицы, Крестцы, Бронницы и далее, которое появилось позднее с открытием ямской гоньбы  в XVI веке. П. П. Семёновов-Тяншанский связал направление Яжелбицкой дороги с движением через оз. Селигер [12].

Ещё в 1914 году Н. В. Мятлев аргументированно обосновал весь маршрут Яжелбицкой дороги по озёрам и руслам рек от Селигера до Новгорода. По его мнению, путь начинался от северной оконечности Полновского плёса и шёл через цепочку небольших озёр к озеру Вельё. Расстояние между крупными водоёмами составляло 10 км. В двух верстах к северу от оз. Вельё располагалось оз. Уклейно. По данным писцовых книг на этом перешейке значилась деревня Переволока. В 5 верстах к северу от оз. Уклейно находилось оз. Плотишно, которое соединялось протокой с оз. Врусское. Из тех же письменных источников известно, что между этими озёрами существовала ещё одна деревня Переволока, равно как и в Городенском погосте у Врусского озера. Из Врусского вытекала речка, которая, пройдя оз. Моисеевское, образовывала реку Полометь. Последняя текла с юга на север, а у села Яжелбицы резко сворачивала на запад. У этого поворота в Полометь впадала Ерынья, которая направлялась с севера и приближалась своим течением к реке Холове - притоку Мсты у д. Старое Рахино. В междуречье Ерыньи и Холовы располагалось несколько озёр, которые тянулись с юга на север на расстояние 7-8 вёрст. Самое известное из них – Ямное, находившееся в двух верстах от Старого Рахина. Ещё в 1386 году сюда, на Ямно, новгородские посадники Василий Фёдорович и Григорий Якунович возили контрибуцию Дмитрию Донскому, который стоял здесь ратью [13]. По Холове путь продолжался на север к её устью, а затем по Мсте к Новгороду.

Путь получил название «Яжелбицкого». Это подтверждается и берестяной грамотой № 390 второй половины XIII века, найденной во время археологических раскопок в Новгороде в 1961 году. На бересте описываются земельные участки в нижнем течении реки Холовы: «коняжь людьщико», что говорит о прохождении в этих местах большой княжеской дороги [14].

Третий вариант пути от Торжка до Новгорода предложен еще З. Ходаковским и подробно освещён Н. П. Барсовым. Со слов авторов, он проходил от северной оконечности Полоновского плёса через озёра Волоцкое, Долгое, Соминцево, Стромилово, Истошное к долине притока Полы реки Явонь. На Явони стоял Демон (Демянск). Далее путь лежал по р. Поле до Ильменя [15]. В русских летописях этот путь назывался «Демонской дорогой», иногда «Деревским» или «Деревецким». Правда, последнее название обнаружено ещё в берестяной грамоте № 580, которая датируется второй половиной XIV века [16].

Четвёртый вариант установлен В. И. Колосовым: от Березовского погоста на Селигере через двухвёрстный волок к речке Щеберихе. Здесь, судя по переписным книгам Деревской пятины Новгородской земли конца XV века, находились сразу две деревни с одинаковым названием Переволока. Далее путь лежал через Молвотицы на Щеберихе до впадения этой реки в Полу [17].

Таким образом, было несколько путей до Новгорода. Причём, различались как летние, так и зимние. Восточное направление применялось реже. Оно связано с военными походами великих князей в осенне-зимний период, когда вставали водоёмы новгородской земли. Примером может служить маршрут великого князя Александра, который выступил против новгородцев в 1255 году в защиту своего сына Василия. Его войска могли двигаться вдоль Мсты или через Яжелбицы. Новгородцы выставили «полкъ за Рожествомъ Христовымъ», а пешее войско встало «отъ святаго Илье против Городища». Однако решительные действия новгородцев нарушили планы великого князя, и был заключён мир (18). 

Возможно такой вариант похода, по мнению историка М. И. Васильева, был предпринят и князем Михаилом Тверским в 1316 году. Но он закончился неудачно для князя. Возвращаясь назад, княжеское войско попросту заблудилось в лесах и болотных топях на Яжелбицком направлении. Здесь в весенний период окольные места действительно могли стать ловушкой из-за множества низин, ручьёв, речек, озёр, болот и оврагов (19). Вот как об этом с опаской пишет летописец: «и начаша мерети гладом, ядяху же и конину, а снасть свою пожгоша, а иное пометаша, и придоша пеши в домы своа» (20). Схожая ситуация была и с ордынским войском хана Батыя за 78 лет до этого события, когда тот пытался преодолеть валдайские кручи во время своего похода на Новгород. Видимо поэтому вплоть до конца XV - начала XVI веков московское правительство избегало неоправданного движения по древней дороге и предпочитало следовать водным путём от Торжка до Новгорода.

Однако в эпоху централизации Русского государства ничто не могло остановить великих князей от осуществления планов подчинения Господина Великого Новгорода Москве. Для этих целей использовались как минимум две  крупные дороги восточного направления, которые пролегли через наш край еще до XIII века. Одна из них тянулась вдоль левого берега Мсты, другая - через Яжелбицкий погост.  

Вплоть до конца XV века русская земля не представляла собой единого государства, а делилась на множество отдельных княжеств. Князья часто воевали между собой. Это приносило неисчислимые бедствия населению. Феодальные войны длились с 1425 до 1453 года. Галицкие князья Юрий с сыновьями оспаривали право на великое княжение Московское у Василия II. Москва не раз переходила из рук в руки. В войну вступили на стороне галицких князей Новгород, Тверь, Литва и др.

Многочисленные внешние враги: татары, поляки, литовцы, немцы опустошали русские земли. Чтобы защититься от внешних врагов, прекратить междоусобные войны и развивать хозяйство, нужно было объединить княжества в одно централизованное государство вокруг Москвы. Но Новгород противодействовал этому. Он представлял собой боярскую вечевую республику, в которой у власти стояли крупные землевладельцы: бояре и богатые купцы.

Издавна Новгород вёл оживлённую внешнюю торговлю с Англией, Данией и Ганзой (союз немецких городов). «Лучшие люди Новгорода» (бояре и купцы) не хотели подчиняться Москве, чтобы не лишиться больших прибылей. Новгород даже вступал в союз с Литвой и татарами против Москвы. И всегда поддерживал тех русских князей, которые были враждебны Москве.

Для реализации своих целей Василий Васильевич избрал южное направление к Новгороду. Зимой 1441 года он «взя 8 тысящ рублев и воротися от Демена городка» (21). Правда, пока неясно, посылал ли великий князь второй отряд вдоль Мсты или по другим дорогам.            

Сходным образом действовал Василий Васильевич в январе-феврале 1456 года. 19 января (здесь и далее по старому стилю), в понедельник, он двинулся ратью из Москвы на новгородцев и остановился на «Волотце» (в Вышнем Волочке). Сюда прибыли воеводы с многочисленным воинством и даже новгородцы с челобитной – просить московского князя не ходить на Новгород. Однако в просьбе было отказано. После перегруппировки основных сил отряды во главе с князьями И. В. Оболенским (Стригой) и

Ф. О . Басенком                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

устремились на  «Русу» (Старую Руссу), а сам великий князь со своим двором взял курс на Новгород.                                              
Для старорусцев военный поход московского князя был полной неожиданностью. Они не только не успели покинуть город, но и спрятать скарб и сокровища. Вскоре торговый город был взят без кровопролития, а захваченная добыча превзошла все ожидания.
Войску было приказано немедленно вернуться к великому князю. С основными силами неуклюже последовали повозки с награбленным добром и пленниками. Тащить подводы запрягли боевых коней. Поэтому пешие воеводы с двумястами боярскими детьми и ратниками значительно отстали и оказались позади всех.

Неожиданно пришла удручающая весть. Навстречу московской дружине двигалась пятитысячная рать новгородцев. Москвичи на какое-то время стушевались. Они оказались беззащитными перед всадниками, закованными в броню. Тогда Иван Стрига и Федор Басенок обратились к своей дружине с призывом, что «великий князь ждет победителей, а не беглецов и что гнев его страшнее толпы изменников и малодушных,  надо умереть за правду и за государя» [22]. Было принято решение - дать бой. Придумана и военная хитрость.

Как только новгородская конница поравнялась с московской ратью последовали выстрелы…по лошадям. Раненые и обезумевшие кони стали метаться из стороны в сторону,  сбрасывать с себя закованных в тяжелые латы всадников и топтать их. Глубокий снег обагрился кровью. Началась сумятица. Не выдержав боя, новгородцы бежали.   

В бою под Русой попал в плен новгородский посадник Михайло Туча. Москвичи без потерь вернулись к великому князю.
Как только весть о поражении достигла Новгорода, тотчас же ударили в вечевой колокол. Было спешно созвано вече. С утра до вечера на улицах города не прекращались шум, вопли и суета.
Новгородцы решили отправить к Василию II для заключения мира своих посланцев: трёх посадников, двух тысяцких и пять выборных от людей «житых» (т.е. зажиточных людей) от пяти концов Новгорода. Возглавил мирных переговорщиков глава новгородской церкви архиепископ Евфимий. Посольству было предложено не скупиться на посулы, а в случае необходимости и деньги.

Сборы были недолгими. Владыка застал великого князя в Яжелбицах. Но прежде, чем попасть к нему на приём, обошёл с миротворческой миссией всех князей и бояр, умолял каждого о заступничестве и снисхождении. А самого князя он просил не губить «народа легкомысленного, полезного для Руси своим купечеством и готового загладить впредь вину свою искреннею верностию» [23]. Однако великий князь потребовал от новгородцев не только многочисленных обещаний и клятв в верноподданичестве, но и нечто большего – денег и разных уступок.            

Между обеими сторонами был заключён Яжелбицкий мирный договор. Вот как об этом пишет Новгородская вторая летопись: “В лето 6.964 (1456 год). Приде князь великий Василей Васильевич к Новугороду ратью, и Русу повоева, и воротися от Яжолобиць; и взял полдесяты тысячи сребра“ [24]. Примерно то же отмечено и в Новгородской четвертой летописи: “Князь великий Василей Василиевичь поседе на Великый Новград ратью, и новгородцы пошли противу великого князя рати, и воеводы великого князя Иван Василиевичь Стрига с братьею да Федор Василиевичь Басенок били их под Русою, а Русу воевали, а князь великий стоял в Яжолбицах; и приеха владыка с посадники, и доби челом великому князю полдесяты тысящи рублев“ [25]. В Псковской первой летописи говорится: “В лето 6.964… Взяша мир Новогородци с великим князем на Язолвицах, в Новгородской земли“ [26]. Заключение мира отмечено и в других летописях.

Описанные выше события относятся к так называемой московской версии, изложенной классиками отечественной истории, в частности, Н. М. Карамзиным и С. М. Соловьёвым. Однако существует ещё одна - новгородская, которая несколько иначе интерпретирует события. Её придерживается исследователь А. А. Зимин [27]. Он опирается, прежде всего, на летопись Авраамки и  считает версию наиболее вероятной.

По словам автора, Василий II пошёл на новгородскую землю зимой «на Черкизове недили, в вторник, с всею своею силою», в том числе « с татарьскою царевица Момотяка». Под Русу великий князь отправил рать численностью 5 тыс. человек под командованием Семёна Карамышева и Фёдора Басенка. Причём сюда входили и татары. В понедельник на Сырной неделе (9 февраля) Руса была взята. Москвичи «много зла учиниша, сребра, и злата, и порт, и всякого товара много пограбиша, а рушан почаша имати, и бити…».

Об этом в тот же день узнали новгородцы. На Масляной неделе они отправили к Русе своё войско во главе с князем В. В. Шуйским. Не дождавшись помощи от князя А. В. Чарторыйского из Новгорода, Шуйский направился к Русе, подошёл к ней во вторник и дал бой у церкви Святого Ильи. Новгородцы одержали победу, а москвичи бежали в черту города, где и укрылись от погони. На поле брани погибло 50 человек.

В этот момент к Русе подоспели свежие силы – московская рать с татарами, которые и стали отстреливать конницу новгородцев. Захватив добычу у старорусцев, войско направилось к великому князю в Демон. Новгородцы тотчас же послали гонцов за подкреплением к псковичам. Правда, Василий Васильевич уже оставил Демон и направлялся к Яжелбицам. Свою рать он отправил в Молвотицы, где два дня продолжался ожесточённый бой. Княжеские ратники одержали победу. Вскоре пал и городок Стерж.                                                              

Новгородцы поняли, что великокняжеская рать сильнее и искуснее в бою. А искать мира у московского князя можно будет только тогда, когда они откажутся от покровительства семьи Дмитрия Шемяки – давнего врага князя, которая скрывалась в то время в Новгороде.

По странному стечению обстоятельств приближалась быстрая развязка событий. 7 февраля 1456 года бежала из Новгорода от гнева великокняжеского вдова князя Дмитрия – Софья. Спустя несколько дней, 13 февраля, внезапно умирает дочь Шемяки – Мария. Открылась перспектива переговоров. И уже через два дня, 15 февраля, архиепископ Евфимий спешит с посольством к Василию II в Яжелбицы. Мир был заключён через несколько дней…

В соответствии с договором новгородцам пришлось раскошелиться на довольно значительную сумму по тем временам - 8,5 тыс. рублей серебра. Владыка покидает Яжелбицы и 25 февраля возвращается обратно в Новгород. Вслед за ним поспешает в Москву и великий князь. Правда, 28 февраля он отправляет наместником в Новгород своего сына Юрия. Хотя миссия княжича продолжалась всего две недели, она была символична для новгородцев: подчёркивалось влияние Москвы над вольным городом.

Половинчатость решений видна из мирного договора. С одной стороны, Новгород оставлял за собой status quo, т. е  положение, которое было в «старину». С другой, - хотя и сохранялось новгородская государственность с обширными землями Волока, Бежича и Вологды, но уже под контролем великого князя. Как показало будущее, грамота имела формальный характер.

Другая Яжелбицкая грамота была более действенной и отвечала интересам москвичей. Отныне новгородцам запрещалось составлять вечевые грамоты, а важные документы должны были скрепляться великокняжеской печатью. Таким образом, московский двор брал под свой контроль всю законодательную и административную деятельность Великого Новгорода. Более того, устанавливалось совместное управление великого князя (через наместников) и новгородской администрации. Новгородцы обязались не принимать у себя ни можайского князя Ивана Андреевича, ни Ивана Дмитриевича Шемякина, ни его мать Софью, ни какого-либо «лиходея» великих князей, откуда бы тот не бежал.

Половинчатость Яжелбицкого договора объяснялась, видимо, тем, что у великого князя тогда ещё не было сил, чтобы окончательно сломить сопротивление новгородцев.
Однако, как показало время, Новгород и не думал выполнять условия Яжелбицкого мира. Он заключил союз с Литвой против Москвы. Это обусловило дальнейшие военные походы Ивана III на Новгород.

К этому времени монголы уже не представляли для московского князя особой опасности. Поэтому Иван III решил подчинить своему влиянию свободолюбивых новгородцев. Однако новгородская земля оказалась не готова к военным действиям и обороне. Она оказалась беззащитной против многочисленного и хорошо обученного московского войска.

В июне 1471 года Иван III двинул против новгородцев свою многотысячную рать по привычному маршруту. Один отряд в 10 тысяч человек взял курс на Старую Руссу. Второй, состоящий из русских ратников и татар, двинулся по «Мсте вверх». Сам великий князь через две недели после начала операции пошёл с основными силами между указанными направлениями. Этот путь, вероятно, пролегал по Яжелбицкой дороге. Остановившись в Яжелбицах, он стал выжидать развития событий [28]. На пути следования все селения новгородской округи были разорены и сожжены. Люди пленены. Вот как об этом упоминается в Псковской первой летописи: “…братья же великого князя все со многими силами каждо их из своей отчизны поидоша разными дорогами к Новгороду, пленующе и жгуще и люди в плен ведуще" [29].

Иван III узнал о победе своего войска в Яжелбицах. Новгородцы потерпели страшное поражение при реке Шелони. Здесь были наголову разбиты основные силы ополчения. Это отмечает Софийская летопись: «Лето 6979 (1471 год). Великий князь Иоанн III, находившийся в Яжелбицах, узнал о Шелонской победе. Отсюда он пошел к Русе» [30]. Новгород вынужден был принять все условия князя, и заплатил ему контрибуцию в размере 16 тысяч рублей серебром.

Ещё более впечатляющим стал осенне-зимний поход 1477/78 гг. Иван III собрал огромные силы со всей страны и двинул их на непокорных новгородцев. В пути великокняжеское войско разделилось на множество отрядов. Каждый пошёл своим путём. Сам великий князь возглавил четвёртый отряд и направился «межи Яжелобицкие дороги и Мсты». Пятый отряд во главе с воеводой Фёдором Давыдовичем и князем Иваном Васильевичем Оболенским с детьми боярскими и двора великого князя да Коломничи все» проследовал по Яжелбицкой дороге. Шестой отряд под командованием князей Оболенских пошёл «межи Демоньские дороги и Яжелобицкие». Этот маршрут являлся северной веткой «Демонской» (Демянской) дороги: вдоль реки Шлина, берегов озёр Шлино, Вельё и реки Явонь [31].

Во время третьего похода Иван III окончательно покорил новгородскую вольницу. Об этом подробно сообщает Патриаршая летопись. В 1478 году войску был дан приказ рассредоточиться в Вышнем Волочке и идти на Новгород семью дорогами. И на этот раз основной маршрут великого князя пролегал по нахоженным тропам Валдайской возвышенности.

Так обширные новгородские земли вошли в состав централизованного русского государства. Ещё раньше вокруг Москвы объединились большие и малые княжества. Покорение Новгорода почти завершило процесс объединения Русского государства.

Список использованных источников и литературы:

1. Новгородская первая летопись, 1950. С. 507.
2. Рыбаков Б. А. Деление Новгородской земли на сотни в XIII веке // ИЗ, 1938, т. 3. С. 132-152.
3. Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М., 1951.
4. Буров В. А. О сотнях, тысячах и тьме Новгородской земли. //Новгород и Новгородская земля. История и археология (Тезисы научной конференции). Вып. 7, Новгород, 1993. С. 104-105.
5. Памятники истории и культуры Национального парка «Валдайский». Каталог. Часть I. Памятники археологии. (Составитель В. М. Зайцев), Валдай, 2002. С. 11-12
6.   Янин В. Л. Новгородские посадники. МГУ, 1962. С. 154.
7. Яромёнок И. Происхождение названия Яжелбиц. «Ленинский путь», № (?), 22 сентября 1964 года.
8. Золин П. М. Сто новгородских сёл. (Памятники – символы Родины). Вып.1. Новгород, 1990. С. 30.
9. Зайцев В. М. Во славу русского воинства. Исследования природного и историко-культурного комплексов Национального парка «Валдайский» (Материалы к региональной научно-практической конференции, посвящённой 15-летию Национального парка «Валдайский» 17 мая 2005 года). Валдай, 2005. С. 232-235.
10. Янин В. Л. К хронологии и топографии ордынского похода на Новгород в 1238 году. //Исследования по истории и историографии феодализма. М., «Наука», 1982. С. 151.
11. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ), т. VI, СПб., 1848. С. 207.
12. Семёнов П. Россия. СПб., 1899, т. 1. С. 424-425.
13. Мятлев Н. Игнач Крест и Селигерский путь. // Труды XV Археологического съезда в г. Новгороде. 1911год. Т. I. Ч. II. М., 1914. С. 335-346.
14. Арциховский А. В. Новгородские грамоты на бересте: (из раскопок 1958-1961 гг.). М., 1963. С. 90-94.
15. Барсов Н. П. Очерки русской исторической географии. Варшава, 1873. С. 23.
16. НПК, т. 2. Стб. 638, 647, 673.
17. Колосов В. И. Стерженский и Лопастицкий кресты в связи с древними водными путями в верхнем Поволжье. Тверь, 1890. С. 18-20.
18. Васильев М. И. Маршруты походов великих князей на Новгород в XII-XV вв. (К вопросу о путях сообщения между Великим Новгородом и низовскими землями в эпоху средневековья). //Новгород и Новгородская земля. История и археология (Тезисы научной конференции). Вып. 15, Новгород, 2001. С. 278.
19. Там же. С. 279.
20. ПСРЛ, Т. III. СПб., 1841. С. 71.
21. ПСРЛ, Т. IV. Ч. I. Вып. 3. Л., 1929. С. 608.
22. Карамзин Н. М. Полн. cобр. cоч., Т. 5, М., «Терра – Книжный клуб», 1999. С. 184.
23. Там же. С. 185. 
24. ПСРЛ, Т. III, СПб., 1841. С. 141.
25. ПСРЛ, Т. IV,  СПб., 1848. С. 132.
26. Там же. С. 217.
27. Зимин А. А. Витязь на распутье. (Феодальная война в России XV в.). М., «Мысль», 1991. С. 174-176. 
28. Васильев М. И. Маршруты походов великих князей на Новгород… С. 272.
29. ПСРЛ, т. IV, СПб., 1848. С. 217.
30. ПСРЛ, т. VI, СПб., 1848. С. 193.
31. Васильев М. И. Маршруты походов великих князей на Новгород… С. 273.

Научная дискуссия в Валдае

Свыше 550 лет назад на Валдайской земле произошло событие, в значительной степени определившее ход российской истории. Между великим князем Василием II Васильевичем (Темным) и представителями Великого Новгорода был заключен Яжелбицкий мирный договор, положивший начало присоединению новгородской вольницы к Москве. Примечательно, что историческое событие связано с древним селом Яжелбицы Валдайского района, которое раскинулось по обе стороны от современной автомагистрали Москва - Санкт-Петербург, в пределах буферной зоны национального парка. А походы великих князей на Новгород в эпоху централизации русского государства проходили по водным и сухопутным магистралям, которые издревле пересекали северный Валдай…

Знаменательному событию была посвящена научно-практическая конференция, посвященная юбилею Яжелбицкого мирного договора. Историческое событие упоминалось многими летописями и вошло известной страницей в историю Руси. Вот почему научную дискуссию инициировали  администрации Валдайского муниципального района, Центральной районной библиотеки им. Б. С. Романова и Национального парка «Валдайский».

Юбилей собрал в Валдае ученых-историков Москвы и Санкт-Петербурга. В национальном парке давно ведется работа по проблеме сохранения историко-культурного наследия. Поэтому визит ученых престижных учебных заведений страны стал глубоко символичным для валдайцев.

В 2006 году в актовом зале Валдайского аграрного техникума собрались те, кому не безразлична история отечества: работники образования, культуры, студенты и учащаяся молодежь городских и сельских школ. Специально для участников конференции научный отдел национального парка подготовил печатные материалы по истории  походов великих князей на Новгород и заключения Яжелбицкого мира.

После приветственного слова представителей Валдайского муниципального района  
заведующий кафедрой исторического регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета профессор Ю. В. Кривошеев ознакомил присутствующих с теми школами и направлениями в исторической науке, которые связаны с проблемой Яжелбицкого перемирия. К сожалению, у исследователей до сих пор существуют разные подходы в оценке событий того времени и их последствий.

Преподаватель кафедры исторического регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета Р. А. Соколов подробно остановился на Яжелбицком договоре 1456 года между великим князем Василием Васильевичем и представителями Великого Новгорода. Были вскрыты внутренние причины военного похода, реализация стратегических планов ограничения новгородской вольности. По сути Яжелбицкий договор стал отправной точкой в процессе объединения разрозненных русских земель вокруг Москвы.

Преподаватель МОУСШ № 4 с. Яжелбицы Е. Н. Марголин рассказал о поисково-краеведческой работе, которую регулярно проводят учителя и учащиеся школы. Яжелбицы - древнее село и здесь сосредоточено много памятников археологии. Юные краеведы не только совершают походы по родному краю, постоянно пополняют экспозицию школьного музея предметами старины, но и ведут поисковую работу, занимаются изучением истории родного края.

Аспирант кафедры истории России до начала XIX века исторического факультета Московского государственного университета им. М. Ломоносова А. Е. Тарасов проследил на примере Ливонских событий 1463 года отражение новгородской политики Ивана III после переговоров в Яжелбицах.

В поэтическом творчестве часто можно встретить описание в художественной форме значимых исторических событий, - подчеркнул в своем выступлении профессор Московского государственного университета культуры и искусств, секретарь Союза писателей России, редактор «Исторической газеты», поэт А. А. Парпара. И в этом - немалая заслуга профессиональных историков и поэтов. Отрадно, когда муза и наука дополняют друг друга. Тогда творчество становится более совершенным, а описание того или иного исторического события упрощается и становится понятным большинству. Докладчик перечислил основные этапы становления русской государственности в эпоху феодальной раздробленности. А отправной точкой в объединении разрозненных земель вокруг Москвы стал Яжелбицкий мирный договор 1456 года. Только с образованием централизованного русского государства стала возможной победа над татаро-монгольским игом. Таким образом, подчеркнул оратор, - событие, произошедшее на валдайской земле 550 лет назад, имеет историческое значение. В конечном итоге оно способствовало падению Золотой орды. А. А. Парпара ознакомил присутствующих с новинками своего поэтического творчества.

Велик туристско-экскурсионный и рекреационный потенциал валдайского края, - отметила в своем докладе старший преподаватель кафедры исторического регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета Е. И. Лелина. Валдай и его окрестности давно стали символом первозданной красоты и щедрости природы, творческого вдохновения многих писателей, поэтов, художников, местом паломничества многочисленных туристов. Все увозят с собой самые теплые воспоминания о гостеприимном уголке, затерявшемся среди бескрайних лесов и озер среднерусской полосы. Наша задача, - продолжала докладчик, использовать любую возможность для пропаганды природного и историко-культурного наследия среди населения через средства массовых коммуникаций, кино, рекламную продукцию, привлекать на отдых петербуржцев с посещением городов и сел новгородчины и Тверского края.

Директор Национального парка «Валдайский» Г. М. Жданов высказал озабоченность о состоянии памятников истории и культуры на подведомственной территории. Было бы логичным и оправданным содействие в изучении историко-культурного наследия всеми заинтересованными организациями. Собственных сил и средств не хватает. А потенциал велик. В парке выявлены сотни объектов исторического прошлого. Необходима паспортизация памятников, открытие новых, реставрация и восстановление утраченных. Для этого требуется воля руководителей Министерства культуры Российской Федерации, университетов, профильных научно-исследовательских институтов РАН, органов по охране и использованию памятников истории и культуры помочь в этом благородном деле. В случае необходимости можно было бы привлечь для этой цели студентов, школьников, волонтеров. Главное – сохранить для потомков наше богатое прошлое.

С заключительным словом выступил настоятель Петропавловской церкви г. Валдая о. Игорь. Он подчеркнул  важность конференции с точки зрения науки и христианской морали. По его словам, если бы во время военного похода Василия II Темного на Новгород в 1456 году объединили бы свои усилия все представители церкви, то удалось бы избежать кровопролития между москвичами и новгородцами. Но, как известно, история не знает сослагательного наклонения.
Гости ознакомились с достопримечательностями города и побывали на месте исторического события - в селе Яжелбицы.

 

Литература:

1. Яжелбицкий мир. //Материалы научно-практической конференции, посвященной 550-летию подписания Яжелбицкого мира. Валдай, 2006. – 72 с.
2.  Зайцев В. 550-летие Яжелбицкого мирного договора. «Историческая газета», №/№ 3-4 (78-79), 2006
3. Зайцев В. Походы великих князей и Яжелбицкий мир. «Заповедные острова», № 5 (102), май 2006
4. Зайцев В. Наша история: Походы великих князей и Яжелбицкий мир. «Валдай», №/№ 30, 32 (12518, 12520), 11 и 16 марта 2006

 

ВАЛДАЙ ПРИФРОНТОВОЙ

Уже к осени 1941 года военный ураган приблизился к истокам Волги. Регулярные части Красной Армии сдерживали врага на подступах к южным и западным отрогам Валдайской возвышенности.

В сентябре Валдай оказался рядом с фронтом: бои гремели в 35 – 40 километрах от города. Участились бомбежки. Началась эвакуация населения. Из района в глубь страны было отправлено 24 тысячи человек. Увезли в лес в расположение одной из партизанских баз типографию районной газеты «Валдайский колхозник». Отсюда ежедневно уходили тысячи экземпляров свежих выпусков и листовок. Здесь же, кроме «районки», печатались две дивизионные и партизанские газеты, которых с нетерпением ждали бойцы и партизаны, жители оккупированных Демянского и Лычковского районов.

Валдай жил напряженной военной жизнью. Совсем рядом, в лесу, на берегу озера Ужин, расположился штаб Северо-Западного фронта. В самом городе разместился оперативный отдел Политуправления партизанским движением Северо-Западного фронта. Здесь формировались партизанские отряды, которые затем уходили в тыл врага. Отсюда на партизанские базы доставлялись оружие, боеприпасы и медикаменты.

Так суровые военные будни ворвались в жизнь маленького тихого городка, стоявшего на важнейшей магистрали Москва – Ленинград. В песне, ходившей по солдатским окопам, уже звучало имя этого города:

Наступила пора боевая,
Озарился огнем горизонт,
Здравствуй, темная ночка Валдая,
Здравствуй, Северо-Западный фронт!

Родилась эта песня тут же, под Валдаем. Стихи написал фронтовой корреспондент газеты «За Родину!» Михаил Матусовский. Редакция располагалась в деревне Рядчино Валдайского района.

Многие валдайцы участвовали в строительстве оборонительных сооружений. Так, по решению Военного совета Северо-Западного фронта весной 1942 года свыше 600 человек строили шоссейную дорогу, проходившую через Валдай. Она снабжала фронт всем необходимым. Дорога была сдана в эксплуатацию с высокой оценкой и в установленный срок.

Но это был не первый массовый трудовой подвиг валдайцев. Еще в июле 1941 года на строительстве оборонительных сооружений работало свыше 7 тыс. человек. Люди трудились самоотверженно, несмотря на частые бомбежки и обстрелы с самолетов. Каждую зиму в течение всей войны сотни валдайцев участвовали в лесозаготовках, ремонте и очистке от снега аэродромов и фронтовых дорог.

Исключительно важное стратегическое значение имела железнодорожная станция «Валдай». Подвоз всего, что давала Родина фронту, проходил по железнодорожным путям Бологое – Валдай, Валдай – Крестцы и Валдай – Лычково. Враг знал это и систематически бомбил главную распределительную станцию Северо-Западного фронта.

Вывод эшелонов на перегоны, расцепка вагонов с рвущимися снарядами, спасение раненых, восстановление разрушенных путей – все это делалось при постоянных бомбежках и обстрелах станции врагом. Ценой собственной жизни валдайские железнодорожники стремились обеспечить бесперебойное продвижение воинских эшелонов к линии фронта. За этот трудовой подвиг впервые на новгородской земле в годы Великой Отечественной войны двум валдайским железнодорожникам – В. Ф. Жукову и А. Н. Александровой было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

Гитлеровцы все ближе подходили к Демянску. В небе постоянно кружили немецкие стервятники. Они сбрасывали бомбы и обстреливали скопления наших войск, мирное население, занятое на строительстве оборонительных сооружений. Издалека доносилась артиллерийская канонада. Ночью, к юго-западу от Демянска, заревом вспыхивал небосвод.

Обстановка на Северо-Западном фронте была крайне тяжелой. Враг имел большое преимущество в танках, артиллерии и авиации. Но в упорных оборонительных боях июля-августа 1941 года фронт наносил противнику немалый урон, изматывая его основные силы. Особенно сильными были контрудары Красной Армии под Сольцами и Старой Руссой. Но они, к сожалению, не получили успешного развития. Уже к 25 августа наши части вынуждены были отойти на заранее подготовленные позиции - за реку Ловать. С рубежа реки Полы фашисты силой до двух дивизий повели наступление на Демянск.

7 сентября командующий Северо-Западным фронтом генерал-лейтенант П. А. Курочкин прибыл в Демянск и тут же поставил перед командиром полка 171-й стрелковой дивизии майором Бровкиным боевую задачу – преградить гитлеровцам путь к Демянску. 11 часов подряд воины полка, минометная батарея, пулеметная рота, батальон погранвойск и дивизионная артиллерия вели ожесточенный бой. Но силы были  неравными. К исходу дня 9 сентября фашистам удалось захватить Демянск. Полк отошел на новые рубежи. Под сапогом оккупантов оказалось почти три четверти территории Демянского района. Все учреждения были заранее эвакуированы в прифронтовую деревню Новый Скребель. Действующие колхозы и сельсоветы помогали воинам продовольствием.

В боях с немецко-фашистскими захватчиками демянцы показали героизм и отвагу. В тылу врага было развернуто партизанское движение. Партизаны устраивали диверсии, обезвреживали фашистских парашютистов, совершали дерзкие налеты на мелкие вражеские гарнизоны, вели разъяснительную работу среди населения.

В Новом Скребеле выходила районная газета «Трактор». Она печаталась в войсковой типографии. Листовки призывали население всеми силами мстить врагу, уничтожать его живую силу и технику. Партизаны доставляли газету и листовки в занятые врагом деревни. Так жители района узнавали о положении на фронте, о дерзких партизанских вылазках, о злодеяниях фашистов.

В прифронтовом районе с центром в Новом Скребеле 32 деревни жили по законам военного времени. Людей здесь оставалось немного. Они, по существу, жили и работали на передовой: вместе с бойцами сражались с врагом, ходили в разведку, убирали урожай, выпекали хлеб для армии, ловили рыбу для солдатских кухонь. Но вскоре опустел и Новый Скребель. Население эвакуировали дальше в тыл.

В середине сентября 1941 года войска 11-й, 34-й и 27-ой армий, остановив врага, прочно закрепились на рубеже озеро Ильмень – станция Лычково – Большое Замошье – озеро Велье – Полново. На протяжении всей военной кампании гитлеровцы так и не смогли преодолеть этот огненный рубеж.

Оборонительные бои были ожесточенными. Героически сражалась 241-я стрелковая дивизия под командованием полковника И. Д. Черняховского (в прошлом 28-я танковая, переброшенная из-под Новгорода). Черняховцы упорно удерживали населенные пункты Осинушка, Полново, Городилово, несколько раз переходившие из рук в руки.

В упорных боях в сентябре-октябре 1941 года 26-я дивизия и танкисты Ротмистрова не дали фашистам выйти к шоссе Демянск - Валдай. Героизм воинов этой дивизии сорвал планы гитлеровцев прорваться на Бологое и далее на Москву.

На рубеже Сухая Нива – Белый Бор – Велье прочно удерживала оборону 163-я стрелковая дивизия полковника Г. П. Котова (позднее Ф. В. Карлова). На вершине сопки у Белого Бора сохранился скромный обелиск с надписью: «Здесь, на этом рубеже, в сентябре 1941 года остановлен враг на подступах к Валдаю».

В январе 1942 года регулярные части Красной Армии предприняли наступление. В результате значительная часть группы немецких армий «Север» оказалась охваченной в районе Демянска с севера и юга. Создались условия для ее полного окружения. Такая задача и была поставлена Северо-Западному фронту во взаимодействии с частью сил Калининского фронта. Она была выполнена к концу февраля 1942 года.

В «котел» попало семь дивизий 16-й немецкой армии – около 100 тысяч солдат и офицеров. Это было первое с начала войны окружение крупной группировки противника и имело большое морально-политическое значение.

Для деблокады «Демянского котла» фашисты создали группу «Зейдлиц» (по имени генерала) из пяти дивизий. За месяц упорных боев этой группе во взаимодействии с 16-й армией ценой больших потерь удалось пробить так называемый «коридор» к окруженным из района Старой Руссы по дороге на Рамушево.

Новый период боев вокруг демянского плацдарма длился почти полтора года. Советские войска изматывали силы врага в обороне, порой переходили в контрнаступление.

Действия Красной Армии под Ленинградом и Демянском весной 1942 года не только лишили немецко-фашистское командование возможности перебрасывать крупные силы группы  армии «Север» из этих районов на юг, но и нанесли врагу серьезный урон. Только убитыми гитлеровцы потеряли около 90 тысяч человек. Бывший начальник штаба 16-й немецкой армии генерал Бек-Беренц назвал бои за демянский плацдарм «уменьшенным Верденом».

В феврале 1943 года войска Северо-Западного фронта перешли в наступление. Началось освобождение временно оккупированной территории Ленинградской области от немецко-фашистских захватчиков. К концу февраля авангардные воинские соединения вышли к реке Ловать. А 20 января 1944 года был освобожден и будущий областной центр – город Новгород.

Все трудоспособное население Окуловского, Валдайского и Демянского районов (в основном, старики, женщины и дети) в годы войны трудились в тылу под лозунгом: «Все для фронта, все для победы!». Своим самоотверженным трудом они каждый день, каждый час приближали победу. Все, кто мог носить оружие, сражались на самых трудных участках Северо-Западного фронта, под Ленинградом и на Волге, под Сталинградом и на Днепре, освобождали Польшу, Чехословакию, Болгарию, Венгрию, Югославию, дошли до Берлина.

Валдайская земля взрастила сотни замечательных сынов и дочерей Родины, мужество которых в битве с врагом отмечено высокими государственными наградами. А валдайцам Я. Ф. Павлову, Я. С. Зимину, Н. Г. Васильеву, А. Я. Михайлову, А. Ф. Петрову и И. Н. Фошину присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

На памятнике воинам-артиллеристам Северо-Западного фронта у железнодорожного вокзала г. Валдая высечены поэтические строки:

Здесь, на земле валдайской, в сорок первом
Войска Северо-Западного фронта,    
Вступая в бой за каждую высотку,
В воде по грудь, в болотах по колено,
Остановили полчища фашистов.
Здесь каждый день мы совершали подвиг.
Здесь крепли наше мужество и сила,
Здесь зрели зерна будущей победы.

М. Матусовский

Огромный материальный урон нанесли фашисты на временно оккупированной территории. Имущество колхозов было разграблено. Сильно пострадали многие населенные пункты. Все трудоспособное население угнано в рабство, в Германию.

Сразу же после изгнания немецко-фашистских захватчиков с территории новгородской земли стали возвращаться в родные места жители деревень, спасавшиеся от врага в лесах, эвакуированные семьи фронтовиков, рабочие, служащие, демобилизованные солдаты-инвалиды. Нужно было быстрее залечивать раны, нанесенные войной.

Вначале жили в блиндажах и землянках, в развалинах уцелевших домов. Затем стали появляться времянки, первые деревянные избы. С помощью стариков осваивали плотницкое дело женщины и подростки. Лес доставляли на себе. Шли в ход брошенные немецкие фургоны, ящики из-под мин и снарядов. Крыши покрывали соломой и камышом. Гвозди рубили из проволоки.

Из руин и пепла возрождались деревни и села, восстанавливались промышленные предприятия. Постепенно налаживалась мирная жизнь…

И ЭХО ХОЛОДНОЙ  ВОЙНЫ

Наряду с переходом на мирные рельсы нужно было одновременно решать вопросы укрепления обороноспособности страны. Как показывает история, почти во все времена древняя новгородская земля была ареной ожесточенных боев с иноземными захватчиками. А Великая Отечественная война  с десятками миллионов жертв еще раз подтвердила, что не исключалась возможность новой волны агрессии со стороны недружественных государств.

Поэтому Правительство и Министерство обороны СССР приняли решение развернуть на Валдае долговременную систему ракетно-ядерного сдерживания потенциального агрессора. Подобного рода «ядерный щит» в период «холодной войны» должен был «остудить» некоторые горячие головы амбициозных политиков и милитаристов.

Естественный ландшафт Валдая способствовал этому: возвышенное место (максимальная высота над уровнем Балтийского моря 321 метр), бескрайние лесные просторы, пересеченная местность, сохранившиеся коммуникации последней войны и т.д.    На территории Окуловского, Валдайского и Демянского районов насчитывалось несколько десятков глубоких подземных шахт, где на круглосуточном дежурстве базировались ракеты с ядерными боеголовками, известные на Западе как СС-18. К многочисленным пусковым установкам с командно-штабными пунктами была «подтянута» соответствующая многопрофильная инфраструктура. Таким образом, здесь  разместился довольно значительный ядерный потенциал страны.    

С «потеплением» международных отношений, формированием нового политического мышления началась новая эпоха сдерживания гонки вооружений, сокращения ядерного потенциала ведущих ядерных государств мира. На этом этапе между СССР и США был заключен Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, известный как СНВ-1.

В результате реализации двусторонней договоренности на Валдае начался демонтаж «ядерного щита». За короткий промежуток времени было взорвано свыше 70 подземных шахт. Соотношение по районам было следующим. Так, если на Окуловский район пришлась одна уничтоженная боевая позиция, на Валдайский и Демянский районы – подавляющее большинство. Только в границах будущего национального парка было взорвано около четырех десятков ракетно-ядерных пусковых установок.

По словам очевидцев при подрыве шахт ракетных комплексов буквально «дрожала» под ногами земля. В воздухе «парили» 50-тонные крышки от люков, которые в случае вероятного нападения противника должны были выдержать ядерный удар.
В результате взрыва образовывались воронки диаметром до 15 метров. Но это самые небольшие по размерам. А вот в районе деревни Погарино Валдайского района отмечены «углубления» размером 100 х 40 метров.

В общей сложности в результате уничтожения ракетно-ядерного комплекса было выведено из хозяйственного оборота более 200 гектаров земли. Казалось, что природа уже не сможет залечить раны, нанесенные ей «холодной войной».

В ответ на обращение природоохранных организаций военное ведомство выделило средства на санацию и рекультивацию территорий бывших оборонных объектов. Фирма «Полинформ», используя новейшие технологии, сумела в короткие сроки восстановить поврежденные участки, ввести в хозяйственный оборот поврежденные земли. Этому в немалой степени способствовали и валдайские лесники, которые высаживали на бывших военных объектах  лесотехнические культуры.

 

Литература:

1. Автономов А. А. Окуловка. (Города Новгородской области). Лениздат., 1978. –                           
111 с.
2. Васильев М. В. Демянск. (Города Новгородской области). Лениздат., 1985. – 93 с.
3. Истомина И. Г. , Николаев А. Н. Валдай. Изд. 2-е, Лениздат, 1988. – 93 с.
4. Путеводитель Национальный парк «Валдайский» 1990-2005. Издательство ООО «НТИФ Студия-С». Тверь, 2005. – 73 с.

В.Зайцев, ст научный сотрудник 

Национального парка "Валдайский"