Памятники археологии

Неолит (V-III тыс. до н. э.)

Здешняя природа подарила всё, что требуется человеку: величавые, богатые зверем леса, рыбные озера и реки, заливные луга, удобные для сельского хозяйства поймы рек и озёр, целебные источники и полезные ископаемые.

И вот 5 тыс. лет назад, на стыке двух эпох – позднего каменного и меднокаменного веков, здесь появились первые поселенцы, чтобы, максимально используя природные богатства, адаптироваться к местным условиям.

В эпоху неолита, когда первобытные люди еще не знали металла, они пользовались сподручным материалом - кремнем, который в достатке находили на выходах залежей в обрывах берегов крупных рек и их притоков. Порой создавались целые мастерские по изготовлению орудий труда и охоты. Это - сопредельный район порожистой Мсты. Здесь среди известняковых отложений имеются выходы слоёв желтоватого по цвету кремня. На правом берегу реки, в южной оконечности деревни Ёгла  обнаружено место древнейшей неолитической мастерской. В небольшом раскопе археологи собрали около 40 тыс. крупных осколков кремня, сотни испорченных заготовок топоров. Кроме того, были найдены отбойники и наковальни, которыми пользовались первобытные люди при обработке орудий. Многие тысячи каменных топоров мстинского происхождения пополнили уникальную археологическую коллекцию государственного Эрмитажа. Это пока единственный в своём роде крупнейший центр горно-рудных разработок эпохи каменного века в северных районах нашей страны.

 

 Река Мста

Каменными топорами первобытные охотники и рыболовы вырубали деревья,  строили шалаши-жилища. Сноровисто метали в диких животных остро отточенные  стрелы, копья и дротики. Крупную дичь добивали в глубоких ямах-ловушках. Рыбу били  гарпунами и стрелами. Позднее научились изготавливать сети. В лесах собирали коренья, плоды, ягоды и яйца птиц. Постепенно освоили гончарное производство.

Одним из специфических признаков в орнаментации керамики этой эпохи стало преобладание ямочных вдавлений. Специалисты связывают происхождение Валдайской неолитической культуры с более ранними культурами верхнего Поднепровья и более западных районов.

  По берегам рек и ледниковых озер (Боровно, Валдайское, Ужин, Велье, Селигер, р. Валдайка) возникают первые поселения. Они представляют собой жилища полуземляночного и шалашевидного типа с очагом внутри. Орудия труда и охоты изготавливаются из пестроцветного валунного камня, кости, дерева и, наконец, кремня. Керамика украшается ямочно-гребёнчатым орнаментом. Вещевые находки указывают на существование двух археологических культур: валдайской и мстинской. В этот период воздействие человека на природную среду было минимальным.

На территории парка выявлено 18 неолитических стоянок. Они датированы III – II тыс. до н. э. Погребальные памятники этого периода встречаются крайне редко. В лесной зоне умерших хоронили в грунтовых ямах с охристой подсыпкой. Ямы копали очень мелкие, глубиной до 40-50 см. Скелеты, естественно, не сохранились. Погребения удаётся восстановить по контурам могильных ям и тем украшениям, которые были нашиты на одежду. Материалом служили кость, камень и янтарь. От скелетов иногда сохраняются только зубы.  Могильники располагались вблизи стойбищ.
 

Стоянка каменного века у устья ручья Холодный на берегу Валдайского озера

Ранний железный век (кон. I тыс. до н. э. – первая  половина I тыс. н. э.)

     С появлением железных орудий труда интенсивность природопользования возрастает. Первобытные формы хозяйствования уступают место земледелию и скотоводству. Поселения обносятся валом и рвом. В культурных отложениях встречаются фрагменты керамики с отпечатками грубой ткани. Такой тип городищ относят к дьяковской культуре. Остатки немногочисленных древних поселений зафиксированы у д. Боровно-Погост, Подбереза, в с. Едрово, на р. Еглинка и у истока р. Явонь. Этнически население принадлежит к финно-угорской языковой группе. Погребальные памятники раннего железного века неизвестны. Остается предположить, что это были грунтовые захоронения в виде трупосожжения без каких-либо отличительных внешних признаков.

Культура длинных курганов (VI-IX вв.)

Местное население осваивает новые приёмы землепользования. Широкое распространение получает подсечно-огневая система земледелия. Она прочно входит в быт и сохраняется веками. Это имело существенное значение в изменении девственной природной среды. Суть технологии заключалась в следующем. Поселенцы выжигали лес. Идеальной экологической системой служили сосновые боры на легкой песчаной почве. Под посев освобождались значительные площади с одновременным удобрением золой. Семена заделывали вручную при помощи примитивных орудий (борон-суковаток и т.д.). На первых порах урожайность злаковых была очень высокой. Но вскоре участки зарастали, и урожайность резко падала. Население бросало землю и уходило в другие места.
     
Скот пасли в поймах рек и озер. Солома с высокопродуктивных полей пополняла  кормовую базу животноводства.
     
 Жилища представляли собой большие (6х8) или малые (4х4 метра) наземные дома. Внутри соответственно были очаг или печь.  Культура длинных курганов (КДК) наиболее характерна для парка. Отличительной особенностью стала привязка к сосновым борам. Своё название археологическая культура получила от длинных валообразных насыпей с кремированными останками умёрших. Однако в границах парка чаще встречаются полусферические формы диаметром 6-15, высотой – до 1-1,5 метров. Возле курганов - грунтовые захоронения без каких-либо отличительных признаков. Курганные могильники встречаются в лесу, вдоль старых грунтовых дорог. Поселения редко соотносятся с курганными насыпями, поскольку топографически привязаны больше к водоёмам.

Группа курганов VI-IX веков у д. Полосы Валдайского района Новгородской области

Группа курганов из 7 насыпей VI- IX  веков в урочище «Батюшково» на берегу оз. Ужин Валдайского района  Новгородской области
 


Среда обитания носителей  культуры длинных курганов

Особенно высока плотность археологических памятников у озёр Боровно, Ужин, Валдайское, Плотишно, Белое, Уклейнское, Вельё с выходом  на террасы  речных долин Валдайки, Поломети и Сосенки.

 Из вещественных находок трудовой деятельности первоначального населения археологи чаще находят серпы, жернова, наконечники стрел, ножи и удила. Среди украшений встречаются бронзовые круглые в сечении браслеты с утолщающимися концами, фрагменты головных венчиков, различного рода накладки и бляшки.   

Носители КДК обитали в лесной зоне: от Восточной Эстонии на западе до Вологодской области на востоке, и от верховьев реки Сяси на севере до верховьев Западной Двины на юге.

В последнюю четверть I тыс. н. э. в хозяйственно-культурном типе КДК произошёл существенный кризис. Уменьшение количества осадков сделали подсеку в сосновых борах менее устойчивой. Это в значительной степени затруднило воспроизводство сухих боров как соответствующей экологической системы. В кризисное состояние вошли и животноводческие угодья, приспособленные к условиям повышенной влажности. В конечном  счёте, этот природный фактор сказался на демографической ситуации носителей КДК.

Что касается этнической принадлежности населения, то среди ученых нет единодушного мнения. Считалось, что памятники культуры длинных курганов  относятся к одному из славянских племён – кривичам. В последнее время преобладает мнение о принадлежности археологической культуры к финно-уграм – предкам современных коми, ижорцев, карел, финнов и эстонцев. Основанием служат существенные отличия предметов материальной культуры и особый тип хозяйства, который сформировался еще в эпоху раннего железного века.  

Предсопочная культура (кон. VII-VIII вв.)

Исключительно важным явлением в этносоциальных процессах  второй половины I тыс. н. э. стала эпоха славянской колонизации северо-западных земель. На протяжении столетий шло сложное взаимодействие двух культур – финно-угров и славян. В дальнейшем это стало определяющим фактором в формировании культуры Верхней Руси XI - XIV вв.

А начиналось всё с проникновения мигрантов в северные районы лесной полосы. Как отмечал историк С. Л. Кузьмин, это были вначале небольшие военизированные группировки, своеобразные  лесные викинги, двигавшиеся на Север по рекам Восточной Европы. Перевалив великий восточноевропейский водораздел (летописный «Оковский лес»), «словене» продвинулись до Приильменья  и Поволховья, столкнувшись с местной «чудью», возможно, поначалу враждебными племенами. В результате они коренным образом изменили ситуацию в центральной части Восточной Европы, связали её южные и северные районы.

На раннем этапе расселения главную роль у славян играли война и сбор дани. Вначале военизированные группировки были сравнительно немногочисленными, но хорошо организованными и закреплялись на обжитых компактных территориях. Славяне «примучивали» финноязычное население, занимались охотничье-промысловой деятельностью. Это позволило на первых порах свести к минимуму занятия земледелием.
      
Прошли века, прежде чем мигранты обжили эти земли. Они  подняли на порядок выше развитие производительных сил в сельском хозяйстве. Новшеством в хозяйственно-культурном комплексе Северо-Запада стало пашенное земледелие в форме лесного и лугового перелога. Такая система у «словен» была основана, прежде всего, на эксплуатации естественного плодородия почв при многолетней обработке одних и тех же участков. Наиболее притягательными для ведения хозяйства стали плодородные аллювиальные земли. Кроме того, положительным фактором была лёгкость их обработки. Это и определило в дальнейшем конфигурацию славянского расселения.
     
Топографически памятники раннего славянства привязаны к берегам крупных рек и озёр. Аналоги можно встретить на востоке древней Новгородской земли у оз. Удомля (ныне Тверская область) и в Ильменском Поозерье близ Новгорода. На территории парка предсопочная археологическая культура представлена древними поселениями и грунтовыми могильниками с остатками кремации без внешних признаков. Раннеславянские археологические комплексы зафиксированы на севере национального парка - в Окуловском районе.

Культура сопок (VIII-X вв.)

     С появлением славян в последней четверти I тыс. изменяется тип ведения хозяйства. Мигранты используют наиболее передовые приёмы в земледелии. Поля распахиваются при помощи скота. Пахотные орудия укрепляются железными рабочими частями. В распашку идут наиболее плодородные почвы. Вводятся лесной и луговой перелог. Многократно эксплуатируются одни и те же участки. Это значительно повысило производительность труда. Природная среда используется рационально и с большей выгодой. Промысловая деятельность уходит на второй план.

Техническая вооружённость носителей культуры сопок была столь велика, что в земледельческий оборот вводились и тяжёлые дерново-карбонатные почвы. Они были наиболее плодородными на Северо-Западе и очень трудными для обработки. Даже в конце XV века составители писцовых книг не относили их к «добрым».

Такая прогрессивная технология возделывания сельскохозяйственных культур была обусловлена, прежде всего, комплексом орудий труда и некоторых типов бытового инвентаря. На вооружении славян в отличие от автохтонного населения были железные наконечники пахотных орудий, серпы  с отогнутой рукояткой, жернова ручных мельниц, втульчатые мотыжки-тесла, косы-горбуши, особые типы ножей, калачевидные кресала, железные детали бондарной посуды, двушипные втульчатые наконечники стрел и др.

По мнению новгородского историка Владимира Яковлевича Конецкого устойчивость и продуктивность такого типа хозяйства в наиболее благоприятный климатический период способствовали интенсивному освоению славянами этих земель, ассимиляции местного населения, созданию к XI веку особой культурной и диалектной древнерусской группировки, обозначаемой в летописи как «новгородцы». В  дальнейшем она  сыграла важную роль в формировании северной ветви великорусской народности.

Интересно отметить, что, несмотря на преобладание славянства как носителя наиболее прогрессивных форм жизненного уклада, на Валдае ещё на протяжении длительного времени продолжало сохраняться автохтонное население. В результате сложилась уникальная  ситуация сосуществования и развития в одном регионе казалось бы разных культур: прибалтийско-финской и славянской, русской. Взаимопроникновение и взаимодополнение их, неизбежное в таких условиях усвоение финноязычной группой более развитой системы земледелия  мигрантов, восприятие русским населением навыков местных охотников и рыболовов, а также особенностей приспособленного к северным условиям земледелия и скотоводства, привело к быстрому развитию этих земель.       

Одним из проявлений своеобразной культуры «сопочников» стали сакрально-погребальные памятники. В отличие от длинных курганов погребения древних славян представляли собой конусообразные насыпи внушительных размеров. Высота таких сооружений достигала 10 метров и более, а диаметр нижнего основания - до 20-30 метров. В них помещали кремированные останки племенной знати.

Внутреннее устройство сопки было сложным. В. Я. Конецкий выделяет несколько существенных признаков древних погребений: ярусность, наличие ограждений, конструкций из камня и деревянных столбов, а также присутствие костных останков. Примечательно, что наиболее важные из них – ярусность и центральная вертикаль в виде столба, являются важнейшим элементом в семантической нагрузке. Смысл её заключался в создании некой модели вселенной.

Новгородский археолог Алексей Юрьевич Курочкин  усматривает в технологии возведения сопок культовую принадлежность, т. е. служение языческим божествам, и, следовательно, присутствие у славян определённых ритуалов. Возведение подобных сложных конструкций требовало довольно значительных трудозатрат. А это, в свою очередь, не могло не опираться на серьезный идеологический базис.

Наличие культово-меморативных насыпей, имитирующих основные элементы мироздания (три яруса вселенной и вертикаль - древо жизни в виде столба), свидетельствует об использовании славянами сопок в качестве мест для отправления религиозного культа. Поклоняться могли любым богам древнерусского пантеона не только в момент возведения монументальных сооружений, но и на протяжении всего времени существования раннеславянских поселений.
    

 
Культура сопок VIII-X веков. Сопка у д. Княжёво Валдайского района Новгородской области

 
Селище последней четверти I тыс. на восточном берегу оз. Ладово  Окуловского района Новгородской области

С принятием христианства на Руси (в Новгороде новая вера стала распространяться с 989 года) погребальный обряд стал постепенно видоизменяться. Еще долгое  время в народе доминировали старые  религиозные воззрения. Церковь повела беспощадную борьбу с проявлениями языческих верований и, в частности, с трупосожжением. И оно постепенно исчезает. Однако захоронения под курганной насыпью еще оставались в погребальном обряде на раннем этапе становления новой религии.

     Сакрально-погребальные памятники раннего славянства встречаются повсюду. Особенно компактно они расположены  у озер Перетно, Боровно, Легоща, Ладово, а также по берегам рек Полометь и Валдайка. Нередко сопки можно увидеть непосредственно на территории современных населённых пунктов: Яжелбицы, Миронеги и Вельё.

Немногочисленные раскопки селищ позволили выявить типы жилищ и вещевых находок носителей культуры сопок в эпоху раннего средневековья. Проживали они в небольших наземных срубных домах с печкой каменкой в углу. Обнаружены предметы, характеризующие хозяйственную деятельность славянства: железные рабочие части пахотных орудий, косы, топоры, наконечники стрел и дротиков и пр. В наборах женских украшений встречаются разнородные предметы с аналогами от Скандинавии до южнорусских степей.
 
Древнерусская культура (XII-XV вв.)

     В XI веке происходит переход к новому типу погребальных памятников. Возникает так называемый жальничный обряд погребения. Он являлся компромиссом языческого обряда и христианского. Погребение разрешалось только в виде трупоположения  в  яме, головой умершего на запад. Внешнее оформление также отражало компромисс. Разрешалось делать насыпи. В местах скопления камней валунов и булыжников (что характерно для Валдайской возвышенности) присутствуют каменные обкладки. В головах или ногах умёршего обычно ставили валун или крупный плоский камень, позднее – грубо вытесанный каменный крест. Это было обязательным условием при погребении в соответствии с христианскими верованиями. В ранних жальниках встречаются различные предметы и женские украшения. В ногах иногда ставили горшок с заупокойной пищей.

Место для захоронений отводила церковь. Это были наиболее высокие места возле крупных селений. Здесь высаживали деревья: ель и сосну. Такого рода кладбища стали называть жальниками, от слова «жалеть».

С XII века погребения постепенно становятся безинвентарными. Обкладки из каменных плит ставятся на ребро и принимают более вытянутую форму. Позднее на отдельных жальниках появляются часовни.  

На территории национального парка и его охранной зоны насчитывается свыше 60 жальников. Они, в основном, располагаются в местах бывших древних поселений и зачастую примыкают к современным сельским населённым пунктам. Например, в северной части парка средневековые могильники расположены у деревень Малая Крестовая, Жилицы, Котчено, Сковородка, Осипово. В центральной части - их подавляющее большинство.

Жальники являлись кладбищами свободного сельского или зависимого от феодала вотчинного населения. Отсюда – бедность захоронений. В сельской местности жальничный обряд погребения сохранялся довольно долго вплоть до XVI века. Позднее древнерусские могильники уступили место христианским кладбищам возле церквей. Вот  почему в настоящее время остатки жальничных могил можно увидеть непосредственно на территории современных кладбищ возле Яжелбиц, Короцко-2, Костково, Рябиновки Валдайского района и деревни Малое Шанёво Демянского района.

В.Зайцев, ст.научный сотрудник Национального парка "Валдайский"

Список использованных источников и литературы:

1. Гурина Н. Н. Неолитические памятники Валдайской возвышенности. – МИА, 1973,      Вып. 172. С. 162,167.
 2. Конецкий В. Я. Некоторые вопросы исторической географии Новгородской земли в эпоху средневековья. //НИС. Вып. 3 (13).  Л., 1989. С. 11.
 3. Конецкий В. Я. Новгородские сопки в контексте этносоциальных процессов конца I - нач. II тыс. н. э. //НИС. Вып. 4 (14), СПб.- Новгород, 1993. С. 9-12.
 4. Конецкий В. Я. Этнические процессы второй половины I тыс. н. э. на Северо-Западе в контексте истории хозяйства. //ПН и НЗ. Новгород, 1998. С. 6.
 5. Краснов Ю. А. Хозяйственно-культурные типы Восточной Европы эпохи раннего железа. КСИА. М., 1990, Вып. 197.
 6. Кузьмин С. Л. О времени, характере и обстоятельствах славянского расселения на Северо-Западе. Ладога и эпоха викингов. СПб., 1998. С. 13.
 7. Курочкин А. Ю. Славянское язычество и «культура сопок». //ПН и НЗ. Новгород, 1998.     С. 14 -17.
 8. Минасян Р. С. Проблема славянского заселения лесной зоны Восточной Европы в свете археологических данных. Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья. Л., 1982. С. 23-29.
 9. Орлов С. Н.  Мастерская каменного века в среднем течении реки Мста. «Советская археология», № 1. М., 1970, С. 87-96.
 10. Памятники истории и культуры Национального парка «Валдайский». Каталог. Часть I. Памятники археологии. (Составитель Зайцев В. М.). Валдай, 2000.
 11. Самойлов К. Г. К характеристике хозяйственно-культурного типа носителей культуры длинных курганов. //ПН и НЗ. Новгород, 1997. С. 21-27.
 12. Седов В. В. Первый этап славянского расселения в бассейнах озер Ильменя и Псковского. Новгородские археологические чтения. Новгород, 1994. С. 131.
 13. Торопов С. Е. Некоторые проблемы изучения сельского расселения XI-XII веков в центральных районах Новгородской земли. //ПН и НЗ. Новгород, 1998. С. 38.